Роспись городецкий: Городецкая роспись в фотографиях и картинках

By alexxlab No comments

Содержание

Culture and art

Федор Семенович Крпснояров – один из крупнейших мастеров городецкого промысла.

Городецкая роспись

Какие представления возникают у нас при упоминании этого промысла? Одни представят яркие прялки, короба, ширмы и другие изделия из Городца, выставленные в залах Государственного Исторического музея или Русского музея в Петербурге. Другие вспомнят детские расписные столики, стульчики, полочки, игрушки. Многие квартиры украшают- нарядные и долговечные хлебницы и разделочные доски.

Нарядные и долговечные изделия городецкого промысла можно встретить во многих домах. Это разделочные доски, шкатулки, солонки, детские кони-качалки и пр.
Однако было время, когда этому промыслу не придавали особого значения. Так, в одном из справочных изданий конца XIX века о нем писали: “Городецкая роспись по дереву — это один из многочисленных кустарных промыслов, бытовавших в Нижегородской губернии, обязанный своим появлением неплодородности здешних земель”. А члены комиссии по исследованию кустарной промышленности в России высказались даже так: “Кто видел рисунки на донцах, тот знает, как грубы они”. И следует отдать должное тем представителям тогдашнего общества России, которые высоко ценили это искусство. Именно такими людьми оказались наши большие художники и наиболее прозорливые собиратели. Городецкой росписью раньше других заинтересовались И.Е. Репин, Е.Д. и В.Д. Поленовы, В.М. Васнецов, промышленник и меценат С.И. Мамонтов, директор Российского исторического музея, историк И.Е. Забелин, попечитель Кустарного музея Московского губернского земства С.Т. Морозов.
Эта выставка была уникальным явлением в истории отечественного искусства. Слова, написанные на афише выставки, полностью относились и к городецкой росписи: “В настоящее время произведения крестьянских художников извлечены из-под спуда и музей получает возможность сделать их доступными для всеобщего обозрения. Крестьянское искусство почти никому не известно, а между тем достойно нашего глубокого внимания. Во многих случаях крестьянин-художник может указать новые пути нашему современному искусству”.

Ф.С. Краснояров. Чаепитие с хозяйством Быт семьи и ее привкусы. Панно. 1935

Заметное оживление произошло тогда и в исследовании ремесел Нижегородского края. В 1924 году в музее Городца был открыт кустарный отдел, где собирались произведения крестьянских мастеров. Мир крестьянского домашнего быта стал предметом серьезного изучения и глубокого осмысления современников. Из отдельных сохранившихся изделий, разрозненных фактов, из встреч и бесед с мастерами сложилось наконец достаточно полное и объективное представление о Горо/ще и городецкой округе как самобытном центре крестьянского искусства России.
На территории Нижегородского края мастера создали совершенно разные виды росписи по дереву – городецкую и федосеевскую, полховмайданскую и хохломскую. Городецкая роспись возникла и расцвела в близком соседстве с “царством” Хохломы. Но золотой блеск Хохломы не затмил яркой праздничности произведений городецких мастеров. Хохлома поражает золотым блеском, будто рожденными в огне фантастическими красно-черными соцветиями и травами, тонкой каллиграфией тончайших линий.
Чтобы понять, почему городецкая роспись стала именно такой, непременно нужно побывать на ее родине.
Каждый из периодов городецкой истории интересен по-своему. В XIII веке Городец был столицей Городецкого княжества, а затем вошел в состав Нижегородско-Суздальского Великого княжества. Ранняя история Городецкого княжества связана с именами Андрея Боголюбского, Мстислава Удалого, Александра Невского. В русских летописях нашли отражение не только строительство города и удачные набеги князей на булгар, но и страшные события – нападение на Городец орд хапа Батыя. Но уже через пять-шесть лет уцелевшие жители Городца восстановили город. Вскоре князем в нем стал младший брат Александра Невского — Андрей. Его столкновение с татарским ханом Невреем грозило новым нашествием татар, которое нечем было пока отразить. Пришлось старшему брату Александру Ярославичу ехать в Орду с поклоном и подарками. Возвращался он уже тяжело больным и, едва добравшись до Городца в ноябре 1263 года, умер здесь же в Федоровском монастыре.

Гулянье. Прялочное донце с резьбой, инкрустацией и росписью. 1865 г. Городецкий историко- художественный музейный комплекс

В XVI веке закрепилось за Городцом второе название – Малый Китеж, в отличие от того легендарного Большого Китежа, что скрылся от врагов в водах озера Светлояра, которое не так уж далеко от Городца.
Постепенно утратив значение военного форпоста, Городец набирал силу как торговый и ремесленный центр. Он славился своими тарантасниками, кожевниками и шорниками, вышивальщицами и златошвеями. В прежние времена город наполнял медвяный дух городецких иряииков. которые выпекали здесь с века. Их выделывалось столько, что хватало и на ближние Балахну и Нижний Новгород, и на дальние Тверь и Астрахань. От века до нас дошло такое свидетельство: “В 15 верстах от Балахны находилось… торговое село Городец, в котором каждую субботу бывали “знатные торги”. Перечень того, чем торговали тогда в Городце, занимает несколько страниц.
Городец, будучи центром торговли и судостроения и в XIX веке, всегда оставался и ярким, самобытным очагом отечественной культуры. Своеобразие местных культурных традиций во многом определялось уникальным географическим положением Городца. Начиная с XII века он – неотделимая часть Владимиро-Суздальской земли с ее высочайшими традициями зодчества, иконописи, декоративного искусства.
Если попытаться проследить истоки городецкой росписи, то необходимо вспомнить, что Городец XVII-XIX веков был одним из центров старообрядчества. От икон, принесенных сюда переселенцами с северных земель после разгрома царскими властями поморских и соловецких монастырей, пошло местное иконописание.

Городецкий староверчиский скит

Дама. Сиденье расписного стульчика. Конец XIX в.

Порой интуитивно, но чаще совершенно сознательно мастера городецкой росписи стремились продолжать традиции нижегородской иконы, в особенности ее растительных орнаментов — “травног о письма”. Именно это иконное узорочье с его отточенными приемами написания цветов и трав, их собирания в гирлянды и букеты было прекрасной школой для каждого городецкого мастера, причем школой привычной, знакомой с детства. Икона учила и красоте колорита, и выразительности силуэтов, и приемам построения пространства, и значительности каждой детали. Своеобразие городецкой росписи родилось на стыке традиций староверческого лесного Заволжья, знаменитой Нижегородской ярмарки, влияние которой чувствовалось в экономике, быту, обычаях всего Поволжья. ”
Жадная восприимчивость ко всему новому влекла крестьянских художников к изображению всех этих новшеств, новых людей, праздничных гуляний в городе, пароходов па Волге, ярмарочных увеселений.
Слава городецкой росписи началась с украшения предметов женского обихода. Это прялочные донца, ткацкие станы и посудные шкафчики, шкатулки и детские стульчики. Особенно любили узольские мастера украшать прялки.
Городецкая прялка как будто по природе своей предназначена для работы художника. Основа прялки – донце – довольно широкая доска, размеры которой колеблются. Если длина почти всегда около 70 см, то ширина бывает от 30 до 50 см. К передней скругленной части такой доски прикрепляется копылок – четырехгранная усеченная пирамидка с отверстием в верхней части для вставки довольно большого гребня на длинной ручке. Гребень служил для прикрепления кудели – льна или шерсти. Пряха, положив донце на скамейку, садилась на него и начинала прясть, наматывая нить на веретено. И вот талантом и умением городецких мастеров донца стали произведениями высокого искусства, поражающими своей красотой уже не одно поколение ценителей.

Гусары. Распитое прялочное донце. Вторая половина XIX в.

По местному преданию, первые навыки живописи мастера Узольской долины получили от художника Н.И. Огуречникова, подновлявшего в 1870 году росписи церкви в селе Курцево. По не только у живописцев учились местные мастера.
Здесь нам придется познакомиться с узольскими резчиками но дереву. Выделывали они прялочные донца, украшая их резным узором. Поначалу резьба была обычной для крестьянской утвари: геометрические сетки, розетки с расходящимися лучами – символические изображения солнца, которые еще называют солярными знаками. И вот в течение нескольких лет наряду с традиционной
резьбой появилась совсем другая – и по содержанию и по технике х\’в. исполнения. Не древние магические знаки, а современная жизнь, ее образы стали главными.
На донцах появились сцены конных охот с собаками и соколами, всадники на вздыбленных конях с обнаженными шашками, мчавшиеся во весь опор роскошные кареты с лакеями на запятках и лихими кучерами на облучках. С удивительной любовью и прилежанием изображались сцепы городских гуляний – пышно разодетые дамы с непременными зонтиками в руках, их кавалеры в сюртуках с туго перетянутыми талиями, в высоких гречевниках (своеобразных цилиндрах) или треуголках с плюмажами. Несомненно, появившись на базаре, такие изделия резчиков произвели фурор. Но не только сюжетами, по и новыми приемами резьбы. Вместо привычной трехгранно-выемчатой резьбы в ход пошла более быстрая в исполнении, менее кропотливая, но отнюдь не менее выразительная контурная и скобчатая резьба. С помощью разной ширины полукруглых стамесок и тонких ножей резчик создавал небывалые в прежнем искусстве картины.

И.К. Лебедев. Расписное пряпочное донце. Деталь

Игнатий Климентьевич Лебедев имел выучку иконописца.

Исполняя инкрустированные резные донца, мастера осваивали различные композиционные приемы. Наряду с вертикальной ярусной композицией применялась и горизонтальная, которая давала достаточный простор для размещения на донце и массивной кареты с сидящей в ней барыней, и впряженного в карету копя, и кучера с кнутом, и лакея на запятках. И первое, что привлекает в донцах с каретами, – это безошибочное чувство масштаба, соотношение изображения и фона. Каждая деталь и видна, и значима, и предельно выразительна. В резных донцах уже в полной мере проявился профессионализм городчан в построении сюжетной композиции, основанной па четком органичном ритме. Эта ритмичность еще больше разовьется в росписи.
Еще одна важная черта, унаследованная живописцами от резчиков, – необыкновенная конкретность и точность в деталях изображения. Резчик вырезает не карету вообще, а рессорный экипаж
века, или изображает старую “екатерининскую” карету, какую сейчас можно увидеть в музеях.

Аптека целительная с похмелья. Лубок

Барыньки. Расписное прялочное донце. XIX век

В геометрической, сюжетной резьбе Городца, а позднее и в сто живописи проявилась еще одна важная черта народного искусства – соединение в одной композиции реальности и фантастики. Пряхи за работой, сцена преподнесения свадебного подарка невесте соседствуют с фигурами фантастических всадников, с небывалыми растениями, похожими па пальмы.
Итак, внимательно всмотревшись в городецкую резьбу с инкрустацией и более позднюю резьбу с подкраской, нетрудно убедиться, что непосредственными учителями живописцев были именно резчики. Это они определили основную тематику будущей росписи, обозначили ее главных персонажей, они заложили основу изобразительного языка городецкого искусства. Словом, на базе старого искусства зарождалось нечто совершенно новое – крестьянская живопись, впитавшая в себя красоту окружающей природы, повседневного быта – не только материальную, но и духовную ценность связанных с ним пещей, дивное узорочье старинных книг, икон, рукоделий.
На первом плане были, конечно, прялочные донца, начиная со скромных, узких, украшенных одним цветком, веткой с ягодами, птицей или коньком – словом, обычного базарного товара, до широких, монументальных, где художник, показывая все свое искусство, выполнял роспись в целых три яруса. Здесь были сцены многолюдных гуляний и застолий, изображения военных сражений, проводов в солдаты, лихих офицеров на конях и важных барынь за чинной беседой. Роспись нередко выполнялась по особому заказу в качестве подарка невесте от матери или жениха. Обрядовое назначение таких донец подтверждается не только богатством росписи и особыми сюжетами, но и надписями па прялках или рассказами местных старожилов.

И.А. Мазин Письмо

Формы местных прялочных донец были почти идеально отработаны уже Городецкими резчиками первой половины XIX века. Они научились вырезать из осины само донце и приделывать к нему головку для вставки гребня – копылок, украшать края донец плавными полукруглыми врезами, делать его верхом изящества, украшая две боковые грани инкрустированными птицей и конем, две другие – топкими продольными порезками, напоминающими каннелюры античных колонн. Однако живописцам понадобились для работы ровные поверхности, и края донца и грани ко- пылка со временем становятся ровными.
Но став менее выразительными по форме, донца второй половины XIX века расцвели. как сказочный сад.
Городецкий живописец умудряется написать на совсем небольшой плоскости копылка яркую птицу среди цветов, черного конька. Л уж когда дело доходит до украшения широкой плоскости донца, тут уж его фантазии нет предела! Люди в модных тогда костюмах, звери и птицы, фантастические цветы, комнаты – почти дворцовые залы и улицы с их пестрой толпой. Но как ни фантаст ичны замыслы мастера, в его росписи всегда царит определенный порядок, обычай, канон. И согласно этому обычаю он делит продолговатую поверхность донца на три яруса. Верхний, вблизи копылка, обычно чуть больше нижнего; разделяет же обе части орнаментальный фриз. Он может состоять из разноцветных полос, а может стать пышной гирляндой цветов или веткой с ягодами. Только от вкуса мастера зависит, писать ли ему все донце на одном фоне или сделать фон разным для верхней и нижней частей композиции. Часто встречаются донца, написанные по любимому единому золотисто-желтому фону, а бывает и так: верхнее клеймо – оранжевое, а нижнее – ярко-малиновое.
Различались клейма не только цветом фона, но и сюжетами. В верхней части донца мастер чаще обращался к миру людей, в нижней же части было царство природы – изображения животных или растений. Но такова лишь общая схема построения росписи классического донца, и мастера не всегда следовали ей беспрекословно. Неповторимое обаяние городецкой росписи именно в постоянном отступлении от канона, в ощущении творческой свободы каждого мастера.
Рядом с нарядной расписной прялкой стоял обычно и расписной мочесник – коробка для веретен и “мочек”. (“Мочка” – подготовленная для пряжи кудель из льна.) Для изготовления мочесников весной, лучше в сырую ветреную погоду, заготовляли липовый истоки луб, нарезали его на полосы нужного размера, распаривали, сгибали, а затем и сшивали особым образом – “замком”, используя при этом тонкий и крепкий сосновый корень. Из этой сшитой полосы луба получалась основа продолговатой овальной коробки, к которой впоследствии прикрепляли гладкое деревянное донышко. – и мочесник был готов.

Пряхи. Роспись мочесника. Вторая половина XIX в. Городецкий историко- художественный музейный комплекс

Округлая форма мочесников, лубяных коробов или лукошек давала возможность развернуть изображение в своеобразную ленту-фриз, рассказать целую историю, как бы протяженную во времени. Это могло быть живописное повествование об охоте, свадьбе, посиделках, об оживленном движении пароходов на Волге. Фриз мог быть непрерывным, а мог состоять из нескольких эпизодов или, как говорили старые иконописцы, клейм.
Наиболее распространенным был следующий порядок украшения мочссника: две сюжетные сцены – по продольным сторонам
коробки, два орнаментальных мотива – по торцовым. Одна сцена отделялась от другой вертикальной полосой характерного городецкого орнамента – веревочкой, вьюнком, скрещенными скобочками.
Казалось бы, на небольшом пространстве стенки мочесника куда удобней было писать розу, гирлянду цветов или иной орнаментальный мотив, но узольский художник и здесь утверждал, что без изображения сцен современной жизни нет городецкой росписи. Как удивительно он использовал выразительность поз и жестов своих персонажей, ноистине режиссерски строил почти театральные мизансцены. Здесь есть чему поучиться и колористу. В росписи мочесника “Пряхи” из собрания Городецкого историкохудожественного музейного комплекса автор применяет на редкость красивое колористическое решение. На синем фоне он пишет сцену деревенских посиделок и сцену свидания молодых, используя оранжево-розовые, зеленый, черный и белый цвета.
Изображения на торцовых сторонах мочесников имели зачастую глубокий смысл. Таков, например, излюбленный в городецкой росписи мотив – изображение часов в богатом орнаментальном обрамлении. О неумолимом беге времени как бы напоминает и фигура пожилой женщины – матери жениха или невесты на другом торце мочесника. Эти образы – еще одно подтверждение тому, что мочесники, как и прялки, являлись не просто бытовыми крестьянскими вещами, но были связаны с деревенскими обрядами и праздниками, важнейшим из которых была свадьба.

Мастерская Крюковых. Мочесник. Конец XIX – начало XX в. СПГИХМЗ

Как ни хороши мочесники и лукошки, им трудно спорить но красоте и оригинальности с расписными стульчиками – сиделками и каталками (так называли стульчики с приделанными к ним колесиками).
Городецкие стульчики в зависимости от величины предназначались и для самих детей и для их кукол. Это особая область творчества городецких художников – работа над украшением предмета сложной объемной формы. Точеные каталки – детские креслица на колесах – изготовляли в селах Репино и Косково, а гнутые стульчики делали крестьяне в Никулине и Скользихине. Для одной каталки вытачивалось из осины или березы более трех десятков деталей. С помощью деревянных осей и шипов, без гвоздей и клея, эти детали соединялись так прочно, что и сегодня они остаются целы и невредимы.
Однако по-настоящему Городецкими такие стульчики и каталки становились лишь тогда, когда их расписывали по малиновому, коричневому, желтому, синему или черному фону. Сначала расписывалось сиденье – небольшая плоскость размером приблизительно 20×20 см, иногда в форме трапеции. Эта часть работы считалась самой сложной и ответственной. Наиболее часто встречающийся здесь мотив – ветка с ягодами и мелкими листочками, написанная но диагонали плоскости. Особую роль играла белильная штрихов- каразживка, благодаря которой ветка оживала, обретала графическую четкость, но не утрачивала живописности. Любовь мастера к свободе и виртуозности белильного штриха особенно сказывалась в обрамлении сиденья стульчика и композиции на его спинке – козырьке.
В распоряжении художника была лишь узкая, около 2,5 см шириной, рамка-обрамление и небольшая дощечка спинки – не более, чем 20×8 см. Мастер легким штрихом обегал квадрат, в центре
которого уже были написаны ветка, цветок, кот, мальчик верхом на собаке или иной забавный сюжет. Обрамлением же могли служить белильные скобочки, скобочки со штрихом в середине каждой лунки, затейливая веревочка или просто белая обводка.

B.C. Коновалова. Гулянье. Расписное прялочное донце. Середина XIX в.

Па городецких стульчиках часто появляются птицы или животные. Мастера часто писали лежащих, свернувшихся клубочком котов, но особенно любили горделиво восседающих, окруженных цветами и ягодами. Черные, серые и ярко-рыжие коты появляются не только на стульчиках, но и на мочесниках, лукошках.
Казалось бы, нелепость – портрет на сиденье игрушечного стульчика! По от факта существования таких произведений никуда не уйдешь. Так возникают на стульчиках и на прялочных донцах изображения барынек в нарядных платьях, с бантами на плечах, несущих на коромыслах ведра с водой, или изображение чинной пары гуляющих, где кавалер непременно был “при часах”, подписью под которым могла бы стать местная частушка начала XX века:
Я спросила: “Сколько время?”
Он сказал: “Девятый час”.
Я спросила: “Кого любишь?”
Он сказал: “Конечно, вас!”
Таких аналогий с частушками множество, но если частушка всегда озорпа и мимолетна, то городецкий парадный портрет, хотя и комичен, но по-своему величав. В нем ощутимо влияние провинциального купеческого портрета. Свое влияние на этот жанр, несомненно, оказали и работы первых нижегородских и городецких фотографов.
В городецком портрете сложился канон, своеобразная типовая композиция. Мастер обозначал и часть обстановки дома, рисуя высокое арочное окно с затейливым переплетом. Большое внимание уделялось и другим деталям интерьера – столику на резных узорных ножках, большому вазону с цветами, иногда изображалась часть узорного пола, разграфленного на квадраты паркета.

И. К. Лебедев

В книгах, написанных о городецкой росписи, достаточно часто говорилось о том, что ее стиль, несомненно, связан с народной картинкой-лубком. Но с каким же именно лубком? Расцвет русской лубочной картинки – раскрашенной от руки деревянной и медной фавюры – пришелся на конец XVIII – первую половину XIX века. Во второй половине XIX века это искусство пошло на спад, и на смену ему пришла так называемая продукция лубочного типа. В типографиях Москвы и Петербурга печатались олеографии и очень плохие по художественному качеству “простовики” – литографии, раскрашенные от руки городскими ремесленниками, недавними выходцами из крестьян. На них изображались современные события, знаменитые люди, например. всем тогда известный генерал Скобелев, сказочные сюжеты, сцены деревенской жизни, пирушки купцов в богатых ресторанах. Эти картинки были столь художественно ничтожны, что никто из искусствоведов и разбираться-то в них не хотел. Зато, как выяснилось, городецкие мастера смотрели на них “во все глаза” и смотрели совершенно не напрасно: им нужно было учиться писать сцены сегодняшней жизни, покупатель требовал от них злободневности сюжетов, сцен жизни горожан и приволжского купечества, знания обстановки домов и современного довольно сложного женского и мужского костюма. Поздний лубок оказался прекрасным подсобным материалом, своего рода шпаргалкой. А талант городецких умельцев состоял в том, чтобы суметь воспользоваться этим рабочим материалом не более, чем подсказкой. Они подсмотрели у городских ремесленников технические приемы, принципы решения пространства, занятные детали и переосмыслили их как подлинные художники, виртуозно владевшие кистью.

И.А. Мазин. Сережа- пастушок. Расписное прялочное донце Начало XX в. Нижегородский государственный художественный музей.

Современному человеку трудно поверить воспоминаниям старых мастеров о том, что они при свете керосиновой лампы работали по 14-16 часов ежедневно, создавая произведения такой красоты, свежести и артистизма, что и в голову не придет говорить о каком-то подневольном труде. Это действительно была большая работа, но работа увлеченная, творческая, полная стремления выразить свою художническую сущность.
Яркие, талантливые художники создавали живописный промысел. Сидор Коновалов не был похож на братьев А.В. и Л.В. Мельниковых. Совсем по-иному писал цветы и травы И.А Мазин. Вторая половина XIX века в Узольской долине прошла под знаком такого яркого и разнообразного цветения городецкой росписи, что буквально каждый из мастеров заслуживает подробного рассказа о своем творчестве.
Если для мастеров самой ранней поры С. Коновалова и братьев Мельниковых было характерно как бы раскрашивание заранее нанесенного рисунка, то второй, более поздний, этап развития росписи был поистине живописным. Этот второй, живописный, этап во многом определяется произведениями И.А. Мазина и Ф.С. Красноярова. И.А. Мазин, ученик С. Коновалова, был, безусловно, одним из самых талантливых городецких мастеров. Его приемы построения сюжетных и орнаментальных композиций необычайно разнообразны. Он может написать и незамысловатую бытовую сценку, вроде той, что называется “Сережа-пастушок”, изображающую свидание сельской парочки под деревом, а может построить и сложную многофигурную композицию, которую сам мастер озаглавил “Подарок невестке от свекрови”.

Всадники и кавалеры. Прялочное донце с резьбой и инкрустацией.

Всадники и кавалеры

Творческому темпераменту Красноярова соответствовали и выбираемые им сюжеты. Он чаще других изображал мчащиеся тройки, всадников, военных. В его произведениях нередки образы солдат и офицеров времен Балканской войны, одетых в сине-красную форму, которую мастер всегда писал с большим вниманием к мельчайшим деталям.
Был подорван рынок сбыта городецких изделий, нарушены многолетние традиционные связи между производителями и потребителями промысловых изделий. Даже любимую раньше расписную городецкую игрушку не покупали теперь ни в Городце, ни в Нижнем Новгороде. Казалось, иссякли все источники существования промысла.
В то же время 1920-е годы ознаменованы возраставшим интересом различных слоев российской общественности к народному искусству, к деятельности мастера-кустаря. Этому было немало причин: кустари должны были, по представлениям новой власти, пополнить своими изделиями пустовавший в результате разорения промышленности товарный рынок. Оригинальная продукция промыслов: уникальные русские кружева, резное и расписное дерево, вышивка – давала возможность выйти и на зарубежные рынки, сулила валютные поступления в обнищавшую казну.
Важной представлялась и идеологическая сторона задачи возрождения промыслов – способствовать развитию искусства в новой социальной среде, в новом городе и новой деревне. Планы кооперирования кустарей, создание артелей широко рекламировались с самых высоких трибун, на различных съездах и конференциях, идеи промысловой кооперации ’’внедрялись на местах” в различных областях России. В пропаганду народного искусства включились и представители старой русской интеллигенции, понимавшие необходимость сохранения векового культурного наследия страны.
Лишь в 1935 году была предпринята попытка объединения городецких мастеров росписи. Их огромный опыт, знания, разнообразные живописные дарования были совершенно необходимы для возрождения промысла. Однако умение старых мастеров работать только с традиционными изделиями было и значительным препятствием в освоении нового ассортимента декоративных и утилитарных вещей.

И.А. Мазин. Пионер на собаке. Стульчик-сиделка. 1930-е гг. Деталь

Чтобы помочь городчанам перейти на роспись новых видов изделий, в Городец из Сершева Посада в середине 1930-х годов приезжает художник И.И. Овешков -большой знаток народного искусства.
Он приложил немало усилий, чтобы зафиксировать особые приемы работы каждого мастера. Поскольку промысел в те годы испытывал большие трудности с деревом, Овешков предложил мастерам часть композиций выполнять на проклеенной столярным клеем бумаге.
По этой основе мастера писали в традиционной городецкой манере красками, разведенными на столярном клее. За сравнительно короткий срок у Овешкова собралось довольно большое число уникальных композиций городецких мастеров старшего поколения. Среди этих листов были интереснейшие “поездки” и “чаепития с хозяйством” Ф.С. Красноярова, оригинальные композиции на темы старой и новой жизни Городца И. А. Мазина, работы П.Д. Колесова, И.К. Лебедева и других. Судьба большинства этих листов долгое время была неизвестна. Представление о них можно было получить только из копий, сделанных в середине 1940-х годов художницей Т.А. Мавриной. В 1997 г. оригиналы рисунков были обнаружены в фондах Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. Высоко оценив оригинальность творческой манеры И.А. Мазина. Городецкие игрушки делаются плоскими с лицевой стороны и объемными сзади, что придает им устойчивость и позволяет передвигать. Мазинская мелкая пластика – своеобразная раскрашенная скульптура – представляется одним из самых удачных опытов использования городецкой росписи в новом ее качестве.

И. К. Лебедев. Расписная ширма. 1935 г. НГИЛМЗ. Музей истории художественных промыслов Нижегородской обл.

В курцевской мастерской 1930-х годов мастера работали и над токарной расписной посудой, мелкими предметами мебели (полочки, вешалки). Однако многим мастерам хотелось расписывать большие плоскости, строить многофигурные композиции. Ведь именно к этому приучила их прежняя многолетняя работа. Но донца окончательно ушли в прошлое, надо было искать новое приложение своему мастерству. Так появилась довольно значительная и разнообразная серия расписных панно. Их писали почти все известные городецкие мастера, выбирая самые разнообразные темы. Здесь были и полевые работы, и сельские свадьбы, и “пограничники-отличники”, и виды старой Городецкой улицы. Эти произведения занимательны, ярки по цвету, порой очень декоративны по всему строю композиции. Авторы очень стараются быть современными, вводя детали нового быта, изображая современных людей. И.А. Мазина уже не стесняют ни размер донца, ни его форма, ни городецкий канон – вертикальная двухъярусная композиция. Не для употребления в быту, а для выставки пишет мастер свое панно ”В сенокос”, используя форму прялочного донца. То, что в руках мастера теперь не прялка, а своеобразная картина, позволяет ему свободней оперировать пространством, делая его более глубоким, вводить больше элементов пейзажа, что не было свойственно традиционной городецкой живописи.
Иным становится и облик персонажей: меняются прически, платья становятся короче. Вполне уместно теперь изображать деревенских парней в майках и футболках физкультурников.
Новое время принесло много ранее невиданного в окружающую жизнь, изменило сам общественный статус народных мастеров. После, казалось бы, полного упадка промысла, в 1930-х годах появилась надежда на лучшее будущее. Городчане начинают готовиться к грандиозной выставке “Народное творчество” в Москве. Признание значимости их работы не могло не вдохновить этих совсем уже не молодых людей, и они снова, как в свои лучшие годы, начинают славить радость жизни. Как ни странно прозвучит это сегодня, когда нам известны горестные судьбы многих Городецких жителей, да и самих мастеров, но и тогда, в жестокие тридцатые, они искренне верили в добро, оставались все теми же “очарованными странниками”, рожденными для того, чтобы видеть вокруг только красивое. В отличие от “ученых” художников того времени, сознательно выполнявших социальный заказ, они ничуть не лукавили в своих взглядах на тогдашнюю жизнь, сохраняя мажорное, радостное звучание росписи.

Игрушка Конь с повозкой. 1980-е гг. Федосеевская роспись, д. Федосеева, Семеновский р-н Нижегородской обл.

На довоенных выставках народного искусства не раз с большим успехом экспонировались работы городецких художников, но, как правило, этими выставками дело и ограничивалось. Старым мастерам не удавалось привлечь к своей работе молодежь. Из следующего поколения стремились работать творчески лишь А.Е. Коновалов и К.И. Лебедев, сын И.К. Лебедева. Накануне Великой Отечественной войны городецкие мастера вынуждены были расписывать посуду “под хохлому” и украшать росписью станции детской железной дороги.
Еще более осложнилось положение городецкого промысла в период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. Война унесла жизни многих городецких умельцев, их детей и родственников, к которым по наследству мог бы перейти вкус к художеству. Производство расписных изделий практически прекратилось. Первые шаги по возрождению производства были сделаны в 1950-е годы.
Начиная с 1960-х годов промысел жил жизнью советского художественно-промышленного производства со всеми его атрибутами: цехами, планами, финансовыми показателями, заботами о сырье и сбыте изделий. Это было, несомненно, нечто совсем иное, чем маленькие семейные мастерские в долине Узолы. Другим непременным условием существования эт ой традиционной росписи вот уже полторы сотни лет является искренняя любовь к ней и самих мастеров, и множества нижегородцев, да и всех россиян, живущих подчас далеко от родины промысла.

Клеймо иконы Дмитрий Солунский С житием XV век

Клеймо иконы Дмитрий Солунский С житием XV век

У каждой из знаменитых городецких художниц свои пристрастия в традиционном искусстве. Вряд ли решилась бы II.А. Столесникова писать панно “Бородинская битва”, если бы не было старого городецкого “баталиста” Г.Л. Полякова. Много истинного городецкого юмора и одновременно степенности в работах Л.А. Кубаткиной, В.А. Чертковой. В произведениях А.В. Соколовой замечательно умение построить многофигурную композицию, решить пространство интерьера, написать героев истинно по-городецки.
Художницы послевоенного поколения, первые ученицы А.Е. Коновалова, проделали огромную творческую работу, освоив все богатство Городецкого цветочного орнамента, возродили городецкий сюжет, доказали, что и в производственных условиях возможно раскрытие ярких творческих индивидуальностей. Многое было сделано ими для продолжения лучших традиций промысла, для воспитания молодых городецких живописцев, для расширения их творческого кругозора.
Любовь к городецким расписным изделиям, их широкое распространение в сельском и городском быту России второй половины XIX-XX веков объясняется не только их эстетическими качествами, но и прекрасным, высокопрофессиональным техническим исполнением. Городецкую роспись всегда отличали прочность и долговечность.
О крепости красочного слоя Городецкой росписи, об отработанности ее классических технических приемов мы можем сегодня судить по достаточно хорошей сохранности изделий в музеях и частных коллекциях: не померкла яркость красок, во многих случаях осталось неповрежденным лаковое покрытие. Это убедительное свидетельство того, что для Городецкого мастера были одинаково важны и художественная и чисто ремесленная сторона его работы.
Техническая сторона городецкой живописи включает в себя несколько производственных циклов. И в старом промысле и на современном производстве все начиналось с фунтовки деревянных изделий. Целью ее было создать такую ровную и в меру гладкую поверхность, которая бы хорошо удерживала краски, не позволяла им растекаться, давала бы возможность работать достаточно быстро, а главное, сохраняла бы красоту широкого живописного мазка и изящество графической штриховки.

Всадник и поездка в санях. Прялочное донце с резьбой. Середина XIX в.

Важнейшей частью городецкого живописного мастерства было хорошее знание свойств красок, умение приготовлять их. Вряд ли могли мы через полтора столетия любоваться городецкой живописью, если бы мастера промысла не владели приемами закрепления красочного слоя с помощью лакового покрытия.
Технология городецкого письма на протяжении ее истории подверглась разнообразным изменениям. Наиболее ранним следует, по мнению исследователей, считать вариант технологии, заимствованный у местных иконописцев: технику росписи яичной темперой по левкасу – традиционному для иконописи грунту, составленному из мела на клеевой основе.
Не следует забывать, что городецкий живописный промысел был не единым производством – мануфактурой или фабрикой, а рядом отдельных семейных мастерских. Каждая была со своим характером производства, ассортиментом изделий и, что естественно, со своими вариантами технологии живописи. Различие этих вариантов зависело не только от места производства того или иного изделия, но и от времени, когда оно создавалось.
В последние десятилетия распространился еще один вариант работы над Городецкими сюжетами, принятый в школьных кружках и любительских студиях. Это использование темперы или гуаши как для эскизов на бумаге, так и для декорирования деревянных изделий. Это способ можно применять для освоения приемов росписи дома, в художественном кружке или студии.
Наиболее точные сведения о традиционной технологии городецкой живописи автору посчастливилось узнать от А.Е. Коновалова, мастера, который как бы воплотил в себе живую связь между прошлым и настоящим замечательного промысла. Отвечая на мои вопросы, А.Е. Коновалов утверждал, что традиционной классической техникой городецкого письма была живопись клеевыми красками. Краски были “в порошках”, то есть, говоря современным языком, в виде сухих пигментов. При подготовке к работе краски тщательно растирали курантом, иногда при растирании смешивали несколько красок, добиваясь богатства цветовых оттенков.

И.А. Мазин. Прялочное донце. Конец XIX в.

И.А. Мазин. Сиденье расписного стульчика. 1920-е гг. НГИАМЗ. Музей историке- художественных промыслов Нижегородской обл.

Старинная городецкая роспись – это всегда роспись “по цветным фонам” (появление в 1940-1950-х годах так называемой росписи по текстуре, то есть по неокрашенному дереву связано не с художественной традицией, а с экономическими трудностями на промысле). Работа старых мастеров над росписью изделия начиналась именно с выбора цвета фона и грунтовки поверхности дерева. Для грунтовки и окраски фона, например, в любимый желтый цвет художник смешивал желтый крон с размолотым мелом, а затем разводил краски на столярном клее, разливая их в глиняные плошки. Как правило, фунтовались сразу несколько изделий: грунт наносился в один слой и довольно быстро высыхал. После просушки поверхность зачищалась от древесного “ворса” и еще раз покрывалась слоем прозрачного столярного клея. После второй просушки изделие было готово к росписи.
Краски, предназначенные для росписи, предварительно тщательно растертые и смешанные, также разводили на клею, разбавляли до густоты сметаны и размешивали специальными деревянными палочками. Если краска была слишком густой, ее разогревших на печке или добавляли немного клея.
Первый этап живописи – замалевка (подмалевка) заключается в обозначении основных цветовых пятен. Для нее использовались большие или средние кисти, колонковые или беличьи. Обычно это кисти фабричного изготовления, но бывает, что используют и кисти собственной вязки.
Начиная писать цветочный или сюжетный мотив, мастер делал это, как правило, без какого-либо предварительного рисунка, вместе с тем четко представляя особенности своего будущего узора, характер орнамента или жанровой сцены.
Закончив подмалевку, мастер приступал ко второму этапу. Городецкие мастера называли его оттеневкой. Этим приемом художник придавал объемность основным цветовым пятнам. Сурик в сочетании с баканом, голубой с ультрамарином, розовый с краплаком делали формы цветов более выразительными, декоративными.
Затем наступал третий этап – разживка (оживка). Здесь мастерам нужны были тонкие кисти, так как приходилось наносить белильные штрихи, тонкие черные линии, ряды мелких мазков и точек. Их называли “зернь”, “жемчужинки”. Разживка – удивительно красивый и выразительный прием, придающий каждой форме особую завершенность и гармоничность.
По окончании росписи изделия покрывали тонким слоем вареного льняного масла, исполнявшего роль закрепляющего живопись лака.

Л.Ф. Беспалова

Технологи, художники, искусствоведы Московского научно-исследовательского института художественной промышленности (НИИХП) и художники фабрики “Городецкая роспись” в 1960-х годах провели большую экспериментальную работу по восстановлению в современных условиях традиционной технологии городецкого письма.
Мы приведем часть практических сведений, полезных художнику, желающему приблизиться к традиционной технологии.
Поверхность изделия прошлифовывали шкуркой, затем на нее наносили проваренный до полного растворения столярный клей (из расчета 20 г клея на 180 мл воды). Затем изделие проклеивали второй раз и снова просушивали.
Следующим этапом подготовки поверхности была грунтовка, непосредственно перед которой изделие снова нужно было прошлифовать.
Для сохранения матовой поверхности живописи ее после просушки покрывали нитроцеллюлозным лаком НЦ-243.
Цель этого опыта была в основном достигнута – в производственных условиях удалось воссоздать технологию, достаточно близкую к традиционной. Думается, что при желании она может быть использована и художниками, почитающими городецкую классическую технологию. Но в условиях художественного кружка или студии, самостоятельных занятий росписью использовать старинную городецкую технологию росписи или близкий к ней вариант бывает достаточно трудно.
Опыт показал, что можно заниматься росписью, применяя готовую темперу или гуашь. Были достаточно удачно опробованы и более простые способы грунтовки деревянных изделий. Некоторые художники проклеивают поверхность дерева разбавленным водой клеем ПВА, другие удачно используют иные способы грунтовки. Один из них состоит в следующем.
На поверхность столярного или токарного изделия жесткой кистью, тампоном или просто ладонью наносят тонкий слой жидкого крахмального клейстера. При этом необходимо стараться нанести клей как можно ровнее, не оставляя на поверхности кусочков пленки или крупинок. После высыхания клейстера следует слегка пройтись по поверхности изделия шкуркой, снимая неровности. После клеевой грунтовки фон окрашивают гуашью или темперой. При этом можно использовать два способа создания цветного фона: первый – покрывать поверхность дерева плотным слоем краски; второй – лишь слегка тонировать поверхность дерева жидкой краской, не закрывая текстуры дерева.
Краски для росписи должны быть подготовлены очень тщательно. Для каждого цвета следует приготовить небольшую чашечку или использовать имеющиеся в продаже небольшие “палитры” для акварели с маленькими углублениями для красок разных цветов и большой емкостью для смешивания красок. При небольшом объеме работы гуашь каждого цвета следует растереть с водой и размешать с номощыо деревянной или пластмассовой лопаточки до консистенции жидкой сметаны без комочков или крупинок.

Вид Городца с Волги. Середина XIX в.

Мочесник. Конец XIX – начало XX в. НГИЛМЗ. Музей историко-художественных промыслов Нижегородской обл.

При подготовке к работе следует заранее предусмотреть, какого цвета краски понадобятся для замалевки, оттеневки, разживок.
Рядом с темно-зелепым цветом -окисью хрома – следует поместить более светлый зеленый, составить розовый цвет – например, краплак, разведенный с белилами, и т. п.
На рабочем месте художника должна также быть емкость с водой для разбавления красок и мытья кистей, подставка для кистей разных размеров. Такие подставки, представляющие собой небольшие треугольные бруски с рядом неглубоких пазов для кистей, можно изготовить самостоятельно, но можно воспользоваться и теми, что продаются в магазинах и бывают обычно керамическими. Определенный порядок па рабочем месте позволяет не рассеивать внимания, не отвлекаться от главной художественной задачи.
Ранее уже шла речь о том, что опытные городецкие мастера работают по большей части без предварительного рисунка. Особенно это касается традиционных композиций, которые мастера знают, как говорится, на зубок. Именно про таких говорил лесковский Левша, что у них “глаз пристрелявши”. Однако возводить в принцип работу без предварительного рисунка было бы неверно.
Мне приходилось видеть довольно много работ начала XX века, где были видны следы предварительной наметки карандашом. Часто видны фрагменты предварительного рисунка на многих новых по сюжетам работах мастеров 1920-1930-х годов.
Предварительные рисунки лишь намечали основные черты композиции и как бы придавали художнику больше уверенности. Однако при росписи им никогда не следовали буквально. Как правило, рисунок был необходим для освоения новых тем и новых форм. Современные художники Городца, умея и любя работать напрямую с деревом, для разработки новых сюжетов подчас используют не только подготовительные рисунки, но и эскизы в цвете, выполняемые акварелью или гуашью на бумаге. Думается, что на начальном этапе работы предварительный эскиз на бумаге или нанесенный прямо на дерево тонкий карандашный абрис основных фигур, цветочных форм, деталей интерьера не помешают и начинающему мастеру росписи.

Н.Н. Носкова. Икона Божией Матери Неувядаемый цвет. 2005 г.

Первыми работами художника, осваивающего азы городецкой росписи, становятся плоские столярные изделия, например, небольшие разделочные доски. Загрунтовав такую дощечку крахмальным клейстером, как было рассказано выше, высушив и слегка прошкурив ее, на поверхность наносят краску того цвета, который наиболее соответствует замыслу. Такой фон может быть желтым или оранжевым, светло-коричневым или темно-красным. Здесь хочется предостеречь начинающего мастера от типичной ошибки – поспешности. Как ни быстро сохнет гуашь или темпера, надо дать возможность фону просохнуть как можно лучше. Отложите окрашенные дощечки на несколько часов, и тогда вы будете иметь гарантию того, что следующий этап работы – замалевка – пройдет успешно. Точно так же необходимо хорошо просушивать каждый слой росписи.
Следует заметить, что городецкая роспись красива и выразительна на всех ее этапах. Недаром зрители, оказавшись на выставке рядом с работающим мастером, восторгаются, разглядывая еще далеко не законченную композицию, и даже просят художника остановиться на стадии оттеневки. Художник прекрасно понимает обаяние неоконченной работы, но понимает также и то, что останавливаться на этом этапе нельзя, так как городецкая роспись без прелестных легких белильных разживок не имеет той художественной завершенности, за которую ее так ценят знатоки. Разживки выполняют белилами и черной краской-сажей, работа с которыми требуег особой тщательности и осторожности, тонкости и чувства меры. Поэтому, как уже говорилось, и кисти выбирают самые тонкие, позволяющие мастеру проводить изящные линии, выполнять изогнутые мазки с нажимом или легкую штриховку.

Река Узола

Часто именно по разживке узнаешь руку того или иного мастера: в ней проявляется не только умение, но и художественный темперамент, манера работы, даже эмоциональный настрой мастера.
Белые и черные тонкие линии, подчеркивающие контуры человеческих фигур, изображения зверей, фрагменты цветочных форм, придают композиции особое изящество. Живописное пятно и графический штрих не только сосуществуют в городецкой росписи на равных, но и великолепно дополняют друг друга, создают цельную декоративную картину. А.Е. Коновалов особо подчеркивал значение оживок в городецкой росписи.
После выполнения всех стадий росписи от замалевки до разживок следует вновь дать работе достаточное время для просушки, и только убедившись, что краска хорошо высохла, закрепить живопись лаком.
Особое внимание следует обратить на фрагменты росписи, выполненные белилами.
Э

Книги/ пособия по городецкой росписи

?

LiveJournal

  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads

Login

  • Login
  • CREATE BLOG

    Join

  • English

    (en)

    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Городецкие прялочные донца — Путеводитель по русским ремёслам

Промысел, возникший в середине XVIII века в окрестностях села Городец Нижегородской губернии.

Городецкие прялочные донца, промысел,  по производству уникальных прялочных донец с резьбой и инкрустацией мореным дубом

История

Прясть пряжу на Руси стали очень давно. Сначала просто руками, но вскоре придумали прялку. и без неё ещё очень долгое время не обходилась ни одна хозяйка. 

Прялки любили. Поскольку пряли в основном в зимнее время, когда не было полевых работ, то прялки делались разборными. Её донце вешали на стену, украшенное орнаментом и росписью, оно украшало избу.

Старинное донце

В Городце по-своему украшали донца.  Промысел расписных донец сложился не сразу. Ему предшествовали три этапа: донца резные, донца резные с инкрустацией, донца резные с инкрустацией и росписью.

Почти в каждой семье занимались их изготовлением. Многие работали в избе целыми семьями. Отец или старшие сыновья вырубали топором форму и долбили головку — подставку под гребень.

Встреча генерала

Выглаживали поверхность донца фуганком сыновья помладше. Жена и младшие дети занимались наклейкой головок на донце.

До середины XIX века изготовление «белья» для прялок производили из крупного и толстого куска древесины, из которого вырезали широкую лопасть донца, где сидела пряха, и головку (копыл, или копылок), служившую подставкой для гребня, который делал головку прялки похожим на гребешок птицы.

Кострукция прялки

Нижегородские прялки состояли из двух частей: донца с копылком или «головкой» и гребня, на который надевали кудель. Когда на прялке не работали, гребень вынимался из копылка и донце вешалось на стену, становясь своеобразным декоративным панно.

Прялка в сборе

В Нижегородском крае пряли не с прялки, как на Севере, а с гребня. Вместо лопаски прялки гребень вставляли в донце — сиденье, а на его зубья надевали кудель.

У гребня узкая длинная рукоять и частые зубья. Его трудно было украсить. Зато поверхность сиденья (донца) давала художнику возможность развернуть целые живописные полотна.

Морёный дуб и роспись

Донце представляло собой широкую доску, плавно суживающуюся к головке— подставке с отверстием, куда вставлялся гребень. Форма головки напоминает усеченную пирамиду, три стороны ее ребристые, а одна (обращенная к пряхе) спускалась вниз уступами.

Особенности Городецких прялок

Городецкие мастера использовали морёный дуб для украшения донец. Крупные части изображений делали из вставок темного дуба, такие же круглые вставки — гвоздики служили для окаймления, а все остальные детали узора выполнялись резцом.

«Офицер и солдат»

Сердцевинную часть дубовой колоды мастера кололи на тонкие, примерно пятимиллиметровые пластинки, из которых ножом вырезались вставки.

В композиции будущего донца эти вставки — кони, птицы, мундиры солдат, фраки кавалеров, юбки и головные уборы дам — являлись центральными элементами. Дальше мастер намечал будущий рисунок, накладывая вырезанные фигуры на заранее подготовленное осиновое донце и очерчивая их карандашом.

«Всадник»

Композиция, как правило, располагалась в два-три яруса, разделенные резными орнаментальными полосами. По нанесенному контуру долотом выбиралась выемка на толщину вставок, которые крепились дубовыми шкантами.

Место для отверстий под шканты выбиралось с учетом рисунка, например на конской сбруе, что придавало дополнительную декоративность изделию. После закрепления дубовых фигур мастер контурной резьбой наносил детали рисунка, обозначая отдельные элементы скобчатыми порезками.

В задачу художника не входило приблизить изображение к натуре. Его цель — сделать вещь как можно наряднее. Использовав в виде гвоздиков вставки мореного дуба, он украсил ими края донца, очертания кареты и огромной дуги; даже в пространство между натянутыми вожжами он включил ряд орнаментальных порезок и разбросал по свободному полю полоски-ленточки, листочки, цветы, представляющие собой выемки, выполненные одним движением полукруглого долота.

Расписное старинное донце

В рисунок включены и фигуры геометрического орнамента — самого древнего типа узора. Так, колеса кареты изображены в виде геометрических розеток, а вставки из мореного дуба напоминают треугольники и трапеции. Вместе с тем, заменив заостренный нож (которым выполнялся геометрический орнамент) долотом со скругленным краем, художник получил возможность придавать линиям мягкость и плавность.

На память. И.К. Лебедев. Расписное прялочное донце

Завершалась работа выполнением орнаментальных полос, объединяющих ритмичным геометрическим узором все части рисунка. Для украшения «головки» донца сложился устойчивый тип композиции: фигура коня с одной стороны и птицы — с другой. Среди сюжетов, разрабатываемых в резных донцах, наиболее часто встречаются кони у сказочного дерева, всадники, выезд с каретой или коляской, генерал на коне, а под ним — шеренга солдат.

Особенности материала

Дуб для инкрустации добывался  в реке Узола, на дне которой дубовые кряжи пролежали не одно десятилетие и, потемнев от воды, приобрели иссиня-черный цвет. Выловленная в реке древесина становилась пригодной к работе только после нескольких лет просушки на свежем воздухе. 

Никита Краснояров

 Во второй половине XIX века «копылок» стали вырезать отдельно и приклеивать. Никита Краснояров стал изготавливать первые донца с контурной и скобчатой резьбой, в которой применил не только плоские, но и полукруглые стамески. Новшество породило особый – городецкий стиль резьбы. Эти приёмы позволяли делать резьбу более разнообразной. 

Новые методы

В середине прошлого века мастера стали оживлять инкрустированные донца сначала только подкраской фона, затем резьбы, а впоследствии и введением красочных сюжетных рисунков.

Самое раннее подобное донце, сохранившееся до наших дней, датировано 1859 годом. Постепенно сложился оригинальный тип городецкой росписи по дереву . Роспись, технологически более простая, к 1880-м годам окончательно вытеснила трудоемкую инкрустацию.

Рождение нового стиля

Отказ от инкрустации морёным дубом, фактически, зародил новый стиль, названный теперь «Городецкая роспись». шло время, необходимость в изготовлении прялок отпала с приходом новых технологий, а городецкая роспись живёт и поныне. Она осталась в росписях домашней утвари, мебели, просто в сувенирах и предметах интерьеров.

Донце Лазаря Мельникова из д. Охлебаихи

Рассказывая о городецких донцах, нельзя не упомянуть о Лазаре Мельникове. Именно его новшество вошло в последующие традиции росписи прялочных донец Городца.

Поверхность доски донца автор разделил на три яруса. Эта композиция напоминает нам роспись пермогорских прялок, которая также располагалась ярусами сверху вниз. В верхнем ярусе художник поместил растение с птицами: по сторонам его всадники в цилиндрах, а внизу у ствола, встав на задние лапы и подняв кверху морды, лают на птиц две собаки.

Ниже, отделенная широким поясом с цветами-розетками, бытовая сценка: сидит на скамье окруженная кавалерами пряха, вышли на прогулку две нарядно одетые девицы с зонтиками, а ниже три молодца в цилиндрах сдерживают поднявшегося на дыбы рысака.

Техника украшения донца по сравнению с предыдущим значительно богаче: резьба с инкрустацией дополнена рисованными изображениями и яркой контрастирующей раскраской: светло-желтый фон нижнего и среднего поля четко выделяет темные силуэты фигур, а огненно-оранжевый среднего подчеркивает яркость синего.

Расположение элементов орнамента, их цвета хорошо продуманы и с точки зрения композиции: как бы приподнявшиеся в прыжке кони под всадниками верхнего яруса удачно вписаны в округленную часть донца. Сверху эту сценку обрамляет расположенная аркой надпись: «Деревни Охлебаихи мастеръ Лазарь Васильевъ 1866».

Фотогалерея — Городецкие прялочные донца

её история, особенности рисования и методика поэтапного преподавания детям старшей группы

Цветы. Узоры. Простые яркие краски… Ребёнок с удовольствием пишет по жёлтому фону розовые кружки, из которых скоро родится пышная купавка, старается аккуратно нанести на голубое пятно вытянутые капли лепестков ромашки. Среди сочной зелени выводит смешного пузатого фазана или тонконогую лошадку. Это знакомство с городецкой росписью.

Первое соприкосновение с народным промыслом — с той особенной формой творчества, которая, появившись в деревне, в крестьянской семье, вобрала в себя за столетия существования целый мир духовных, эстетических и национальных традиций. Родилось как украшение бытовых предметов, а выросло в узорчатое, праздничное воплощение русской души.

Возникновение художественного промысла

У всякого явления есть своё начало. Отправной точкой, без которой городецкая роспись попросту не явилась бы на свет, стала самая обыкновенная домашняя прялка — необходимая тогда хозяйке вещь в каждой крестьянской семье.

Место и время

Всё началось с конца XVIII века в Поволжье, в сёлах и деревнях, расположенных по берегам небольшой речки Узолы, которая протекала возле древнего Городца. В селениях этих — в Косково и Курцево, в Савино и Хлебаихе — издавна было налажено кустарное производство домашних прялок. Все части её — и донце, и копылок, и гребёнка — были деревянными, благо леса кругом хватало, и первоначально украшались незамысловатой резьбой.

Особое внимание уделялось донцу — дощечке, на которой во время работы пряха сидела и которую после работы вешали на стену, на видное место. На видном месте ничем не украшенную «досточку» хозяину в избе и держать-то было непристойно. Потому и исполнялась на них всякая чудная резьба, а на рубеже XVIII и XIX веков старые мастера и вовсе освоили сложнейшую технику инкрустации, для которой использовали вставки из тёмного, морёного дуба.

Процесс, однако, оказывался весьма трудоёмким, и на производство одного изделия уходило очень много времени. Спрос на прялки постоянно возрастал, и, чтобы увеличить их количество, дубовые вставки стали заменять — сначала частично, а затем и полностью — на яркие, нарядные росписи, выполненные темперными красками и для долговечности покрытые лаком. Это сильно сократило время производства и увеличило сбыт продукции на нижегородской ярмарке, куда возили свой товар на продажу узольские мастера.

А особенности рисования, технические приёмы, шаблоны и главные элементы, разрабатывавшиеся десятилетиями, получили своё окончательное оформление в семидесятых годах XIX века. Тогда в деревню Курцево был приглашён из Городца для подновления местной церкви известный иконописец Огуречников. Именно он, заинтересовавшись местным промыслом, «довёл до ума» технику живописи узольцев, привнеся в неё иконописные приёмы: способы наложения слоёв краски, игра с оттеняющими дугами и оживление рисунка белилами.

Происхождение названия

Назывался в ту пору промысел иначе. Мастера-крестьяне никаких самоназваний не выдумывали, а в ранних изданиях писалось либо о «нижегородской росписи» по местоположению ярмарки, на которой сбывались изделия, либо о «курцевских красильщиках» по месту их наиболее массового и развитого изготовления.

В конце XIX века с появлением крупных ткацких фабрик и дешёвого ситца нужда в домашнем производстве полотна отпала. Прялки были больше никому не нужны, и, как следствие, промысел стал угасать. К первой мировой войне он практически исчез, продолжая существовать лишь в виде случайных единичных работ любителей-энтузиастов.

Современное название появилось только в 30-х годах XX-го века, когда под патронатом государства промысел получил шанс на второе рождение. Восстанавливать мастерские и артели на первых порах стали в Городце. Для сюжетов своих жанровых сценок художники традиционно брали зарисовки из быта городецких купцов и мещан. Да и центр сбыта продукции переместился теперь в этот город.

Всё это вкупе дало повод В. М. Василенко, одному из крупнейших исследователей народной культуры, использовать в своих работах термин «городецкая роспись», которому и суждено было с тех пор закрепиться как названию этого художественного промысла России.

Технические особенности живописи

Для росписи на прялочных донцах всегда были характерны нехитрые сюжеты и простейшая композиция. Со временем усложнялись отдельные элементы, возникали новые темы и персонажи, совершенствовалась техника письма, но всякая модификация осуществлялась очень бережно, не нарушая сложившуюся историческую традицию.

Композиция и сюжет

Композиционно роспись имела двух-трёхчастную структуру. Располагавшиеся сверху вниз части — ярусы — несли каждый свою смысловую нагрузку и, дополняя друг друга, могли рассматриваться как совершенно самостоятельные произведения:

  1. Верхний ярус, как правило, занимала бытовая или жанровая сценка, где изображались чаепития, застолья, гулянья, деревенские посиделки, нарядные кавалеры и дамы в кринолинах. А так как исторически прялка всегда являлась частью приданого, то и свадебные мотивы — сватовство, смотрины, проезд жениха с невестой — тоже нашли здесь своё отражение.
  2. Средний — представлял из себя поясок с различными цветочными узорами. Выполняя вроде бы вспомогательную роль — отделить верхний ярус от нижнего, — он смотрелся как вполне законченное произведение живописи. Впоследствии разработанные в рамках поясков цветочные композиции стали очень популярны при росписи шкатулок и прочей мелкой сувенирной продукции.
  3. Содержанием нижнего становилось изображение птиц и животных в обрамлении пышных цветочных элементов (гирлянд, орнаментов, рамок). Каждый персонаж имел символическое значение и наполнял работу мастера дополнительным смыслом. Так, петух, фазан, павлин, курочка, городецкая птица олицетворяли домашний уют и семейное счастье. Конь, лошадка символизировали достаток и богатство. А то, чем особенно славилась городецкая роспись — цветы — здоровье и успешность в делах.

Со временем рисунки с прялочных донец перекочевали на крышки сундуков, шкатулки, солонки, разделочные доски, стали украшением детской мебели и сувенирной продукции. Современность внесла свои изменения, и легко узнаваемые элементы сегодня можно увидеть в аэрографии автомобилей, в украшении мобильных телефонов и других подобных устройств.

Поэтапность письма

Несмешиваемость цветов в изделиях обусловила и особую технику исполнения: поэтапное рисование городецкой росписи. Краски накладываются друг на друга, но каждый следующий слой наносится только после того, как высохнет предыдущий. Мастерами выделяется 3 основных этапа росписи:

  • Подмалёвок — закрашивание флейцами (широкими плоскими кистями) всех фигур композиции в 4−5 цветов; приём простейший, доступный даже пятилетнему ребёнку, а основная задача его — создание ровного однотонного фона без пробелов, потёков и наплывов краски.
  • Тенёвка — прорисовка тонкой кисточкой контуров персонажа, животного или цветка, для чего используются тёмные (чаще всего чёрная) насыщенные краски.
  • Оживка — финальный этап росписи, во время которого белилами (в очень редких случаях — жёлтой охрой) наносятся штрихи, блики, капли и другие мелкие детали, чем достигаются объёмность, яркость и ощущение богатой пышности изделия.

Ясность изделий из Городца, простота поэтапного исполнения сделали их доступными для практического освоения детьми старших групп детского сада и учащимися начальной школы.

Основы методики преподавания

Декоративное рисование по мотивам городецкой росписи — важная часть художественного развития ребёнка и знакомства его с национальной традицией. Поэтому незамысловатость и «детскость» главных городецких персонажей очень помогают детям освоить их не только теоретически, но и практически, в рамках творческого процесса.

Подготовительный этап

Предварять урок должны выбор формы, над которой будут работать детки, и создание материальной базы. Первое поможет определить тему, размер, композицию, количество элементов. Есть разница между оформлением книжной закладки и разделочной доски, и совсем не равноценны роспись ложки и деревянного блюда. Это зависит как от общего уровня группы воспитанников, так и от их личностных способностей.

Что касается второго, то тут всё более определённо. К занятию готовятся краски (предпочтительно, гуашь), три кисточки — одна широкая плоская, две беличьих № 2,3, лист бумаги, выкрашенный в жёлтый цвет, по которому педагог карандашом размечает форму изделия и основные элементы композиции, и ножницы.

Во вступительном слове преподавателю следует рассказать об истории промысла, о его особенностях, познакомить группу с иллюстративным материалом. В зависимости от сложности будущего рисунка необходимо поставить задачи и обозначить главную цель.

Творческая работа

Сам процесс заключается в следующем:

  1. Начинается всё с простейших элементов городецкой росписи для дошкольников: с цветов и цветочных узоров, дополняемых листьями, бутонами и ягодками. Потом, в зависимости от первых результатов, можно будет перейти к композиционно более сложным петушку или лошади, но поначалу пусть дети познакомятся с «городцом» на примере розана и купавки, ромашки и городецкой розы. Это должно происходить поэтапно, в соответствии с принятой техникой письма, и включать в себя развитие мелкой моторики, навыков работы с кистью, глазомера и способов раскраски.
  2. Не стоит забывать, что «городец» — это роспись по дереву. Именно поэтому на подготовительном этапе наносится на рабочую сторону листа светло-жёлтый фон, имитирующий неокрашенную деревянную поверхность. На заключительном этапе занятия ему можно будет с помощью ножниц придать вид разделочной доски, блюда, деревянной ложки. Но только на заключительном этапе, потому что рисовать ребёнку удобнее на странице привычного альбомного формата.
  3. Сначала следует научиться выполнять широкой кистью ровные кружки — подмалёвки, ориентируясь в качестве подспорья на карандашные наброски. Для них выбираются розовая и голубая краски (базовые для исполнения цветов), а болотным зелёным заполняются контуры листьев. После этого делается пальчиковая гимнастика, что и методически правильно, и даёт возможность подмалёвку просохнуть.
  4. Тенёвка осуществляется в тон — насыщенно-красным по розовому и тёмно-синим по голубому. На этом и следующем этапах очень важен пример преподавателя и фактор индивидуальной поддержки каждого ребёнка. Работа осуществляется тонкой кистью и требует внимания и аккуратности. В наведении дуг и полудуг особой сложности нет, и главной задачей является стремление к тонкости линий и максимально возможному (с учётом возраста, конечно же) изяществу изображения.
  5. Оживка белой краской производится строго под присмотром педагога, чтобы не дать детям увлечься и не позволить им перегрузить картинку каплями, точками, штрихами, спиралями и другими мелкими деталями. Воспитание чувства меры — одна из первостепенных задач на этом этапе.

Финальная часть

На заключительном этапе осуществляется работа с ножницами, с помощью которых изделию придается законченный вид. Следует отметить в работах удачные моменты, устроить коллективное обсуждение, организовать выставку поделок. Ни в коем случае не стоит устраивать критического разбора работ, наверняка обоснованного, но подменяющего удовольствие от творческого процесса скучной дидактикой.

Так, или примерно так, можно построить занятие по рисованию в старшей группе. Оно пробудит фантазию детей, научит пользоваться разными типами кисточек в рамках одной творческой работы, разовьёт художественный вкус и интерес к народному творчеству. А самое главное, даст ребёнку возможность прикоснуться к сказочному миру русской национальной культуры.

Городецкая роспись по дереву.

Федеральное
государственное бюджетное образовательное
учреждение

Высшего
профессионального образования

«Владимирский
государственный университет имени
Александра Григорьевича и Николая
Григорьевича Столетовых »

Факультет:

Институт
искусств и художественного образования

Реферат
на тему:

Работу
выполнила

Студентка
группы Хгг-112

Илларионова
Наталья.

Научный
руководитель

Варцава
Р.М.

Г.
Владимир 2012г.

Оглавление

  1. История
    городецкой росписи.

  2. Техника
    городецких мастеров

  1. Композиция
    в городецкой росписи

  2. Список
    литературы

  3. Иллюстрации.

История городецкой росписи

Роспись,
которая ныне называется городецкой,
родилась в Поволжье, в деревнях,
расположен¬ных на берегах чистой и
светлой речки Узоры. В селениях Косково,
Курцево, Хлебаиха, Репино, Савино,
Боярское и др. В XVIII в. возникает центр
производства прядильных донец и игрушек.
Свои изделия крестьяне отвозили продавать
на ярмарку в село Городец. Поэтому
роспись, выполненная на этих изделиях,
получила название Городецая.

Толковый
словарь русского языка В.И. Даля объясняет,
что слово «донце» означает «дощечку,
на которую садится у нас пряха, втыкая
в нее гребень». Окончив работу, она
вынимала гребень, а донце вешала на
стену, и оно украшало избу. Поэтому
народные умельцы уделяли особое внимание
украшению досок резьбой и росписью.
Прялка была верной спутницей на протяжении
всей жизни крестьянки. Часто служила
подарком: жених дарил ее невесте, отец
— дочери, муж — жене. Поэтому донце
выбиралось нарядное, красочное, всем
на радость и удивление. Прялка передавалась
по наследству, ее берегли и хранили.

Для украшения досок мастера
пользовались своеобразной техникой —
инкрустацией, очень редко встречающейся
в народном искусстве. Фигуры вырезали
из дерева другой породы и вставляли в
соответствующие по форме углубления.
Эти вставки, сделанные из темного
мореного дуба, рельефно выделялись на
светлой поверхности донца. Располагая
древесиной двух оттенков и пользуясь
самым простым инструментом, народные
умельцы превращали донце в произведение
искусства.

В дальнейшем мастера
стали применять еще и подкраску донец.
Яркое сочетание желтого фона с темным
дубом, добавление синего, зеленого,
красного цветов делало его нарядным и
красочным.

Со второй половины XIX в.
сложная и трудоемкая техника инкрустации
заменилась скобчатой резьбой с подкраской,
а затем стала преобладать живописная
манера украшения.

Сюжетами старинной
Городецкой росписи были изображения
птиц, цветов, всадников на конях, барышень
и кавалеров, сцен из народной жизни.

В
наши дни традиции старых мастеров
стремятся возродить и обогатить народные
умельцы, работающие на фабрике
художественных изделий «Городецкая
роспись» в г. Городце. Среди них есть
лауреаты премии им. И.Е. Репина. Это Л.Ф.
Беспалова, Ф.Н. Касатова, А.Е. Коновалов,
Л.А. Кубаткина, Т.М. Рукина, А.В. Соколова.

Техника городецких мастеров


Инструменты
и материалы. Для росписи желательно
иметь три кисти: беличью художественную
(№ 2 или № 3), колонковую художественную
(№ 1 или № 2) и флейц (№ 2 или № 3). Флейц —
это плоская кисточка из мягкого волоса,
которая используется для подмалевок и
наведения рамок.
В наше время городецкие
художники расписывают изделия масляными
и темперными красками.

Требуется
восемь: черная, белая, алая, краплак
красный (вишневая), кобальт синий светлый
(ярко-голубая), желтая, окись хрома и
красная железоокисная. Необходима также
еще одна краска — киноварь (ярко-красная).

Чтобы получить цветовую гамму
Городецкой росписи, необходимо смешать
краски. Кроме тех, которые есть в наборе
гуаши, нужно получить четыре новых
краски: светло-голубую, светло-розовую,
охру светлую и городецкую зеленую (рис.
1).

Чтобы получить светло-голубую,
в белую краску (белила цинковые) добавляют
немного кобаль¬та синего светлого
(ярко-голубая краска). Светло-розовую
получают, смешивая белую краску с
киноварью или белую — с алой. Для светлой
охры берут желтую светлую и немного
красной железоокисной.


Элементы,
сюжеты и приемы городецкой росписи

В
начале обучения очень важно научиться
правильно держать кисть. Она должна
находиться в строго вертикальном
положении относительно работы (рис. 2).
Локоть фиксируется, а кисть руки
полностью
свободна дли выполнения неразрывных
пластичных мазков, как на гладких
плоскостях, так и на сферических или
цилиндрических поверхностях. В процессе
работы можно опираться на оттопыренный
мизинец, слегка касаясь им изделия.
В
росписи по дереву значительное место
занимает орнамент. Орнамент — это
живописное, графическое или скульптурное
украшение из сочетания геометрических,
растительных или животных элементов.
Основные элементы Городецкой росписи
— это круги, скобки, точки, капли, дуги,
штрихи, спирали (рис. 3).
Важно понять
разницу между понятиями «узор» и
«орнамент». Узор — это рисунок,
являющийся сочетанием линий, красок,
теней. Они же, приведенные в определенную
систему, ритмически упорядоченные,
будут составлять орнамент .Осваивая
роспись живописного типа, к которой
относится и Городецкая, выполняют без
предварительного нанесения контура
рисунка.
Городецкая роспись выполняется
в три этапа.

Первый — подмалевка,
т.е. круговое движение кистью, нанесение
одного цветового пятна. Подмалевка
выполняется широкой плоской кистью —
флейц или беличья № 3. Если краски
окажется мало, то подмалевка получится
бледной, невыразительной; если много —
то при высыхании краска начнет
отслаиваться.
Второй этап — теневка
(или оттенок), т.е. нанесение скобки.
Чтобы правильно нарисовать скобку,
вначале надо лишь слегка прикоснуться
кончиком кисти и провести тонкую линию;
к середине сильно нажать на кисть, а
завершить скобку опять тонкой линией.
Следить за тем, чтобы кисть была
перпендикулярна.
Третий этап — оживка
(или разживка), т.е. тонкая разделка
орнаментальных форм белилами. Оживки
всегда наносят на однотонные силуэты,
что придает им некоторую объемность.
Осваивать
Городецкую роспись начинают с написания
цветов, которые изображают в основном
в круге.
Городецкие цветы отличаются
разнообразием по цвету и форме. Цветы
в городецкой росписи — символ здоровья
и процветания.
Бутоны (рис. 7) —
разновидность городецких цветов. Вначале
наносят основное цветовое пятно
(подмалевку) круговым движением кистью.
Затем приступают к детальной разработке
орнамента (теневке). Выполняют ее черным
цветом, бордовым или краплак красным.
Разработку бутона движение кистью,
нанесение одного цветового пятна.

От
того, как расположены скобки, зависит
форма бутона. У него может быть одна или
несколько скобок. Если скобок много,
начинать рисовать надо с самой маленькой,
постепенно увеличивая их в размерах и
приближая к краю подмалевки. Необходимо
помнить, что бутоны всегда по размеру
небольшие. В конце белилами наносят
оживки.
Купавка — самый распространенный
цветок в городецком орнаменте. Подмалевка
у нее по размеру больше, чем у бутона.
Расписывать начинают с маленького
кружочка по ее краю, затем делают скобку
внутри круга. По краю подмалевки рисуют
скобки, по форме такие же, как и скобка
внутри подмалевки, только меньшего
размера. Скобки по ее краю рисуют, начиная
с центра, постепенно уменьшая их в
размерах до сердцевинки. Завершающий
этап росписи — оживка выполняется, как
правило, белилами. Нанесение оживки
требует очень аккуратного и точного
исполнения, поэтому ее надо делать
уверенным мазком тонкой кистью.
Розан
отражает главные признаки цветка, т.е.
имеет лепестки и ярко выраженный центр.
Силуэт в форме круга. По размеру может
быть больше купавки. Центр цветка рисуют
в середине. Розан в росписи Городца
окружен скобками — лепестками одного
размера, цвет которых совпадает с цветом
середины. Техника росписи скобок та же,
что и у купавки.
Варианты разработок
оживкой настолько многообразны, что
трудно назвать даже самые распространенные.
Городецкие художники применяют точки,
скобки, капли, спирали.
Ромашка цветок
не сложный по технике исполнения.
Кончиком кисти слегка прикоснуться к
поверхности бумаги, оставляя на ней
тонкий след. Затем, не отрываясь от
поверхности, кисть быстро приложить и
поднять. В результате получится
мазок-капля — тонкий в начале и широкий
на конце. Как и у розана, у него есть
сердцевина, только вокруг нее рисуют
лепестки-капли.
Роза самый сложный
цветок. Роспись начинают с подмалевки
— основного объема цветка-круга, к нему
пририсовывают внизу центральный округлый
лепесток, за ним по кругу располагают
лепестки помельче до самой сердцевины,
занимающей центр верхней части цветка.

 

После
того как силуэт цветка создан, начинают
его разрабатывать: элементы центральной
части ограничивают большой скобой и
обращают к сердцевине. Дугу-скобку и
сердцевину в верхней части цветка рисуют
черным цветом, бордовым и краплак
красным. Края лепестков можно обвести
той же краской, что и сердцевину.
Самое
трудное в розе, это оживка. Внутри
дуги-скобки вначале рисуют небольшую
скобку с линейной разделкой. Затем по
обе стороны дуги рисуют две-четыре
капли, в зависимости от свободного места
внутри дуги. За пределами дуги рисуют
небольшие скобки. Внутри дуги-скобки
можно нарисовать точки-тычинки.
Городецкие
листья очень разнообразны по форме,
размеру и расцветке. Они почти всегда
расположены группами из пяти, трех или
двух листьев.

Простой
городецкий лист изображают в виде
тыквенного семечка. Более сложный пишут
так: проводят кистью плавную дугу и
соединяют кривой линией, следя за тем,
чтобы лист с одного конца оставался
широким. Листья всегда широки, округлы
и растопырены.
Листья изображаются в
два приема: с подмалевкой и оживкой.
Если подмалевка выполнена городецкой
зеленой краской, то оживку выполняют
черной краской, если городецкой
темно-зеленой краской, то к оживкам
черного цвета добавляют белила.
Городецкая
птица является символом семейного
счастья. Птиц изображают в различных
вариантах: это и гордый павлин, и
насупленный индюк, и задиристый петух,
и сказочная птица. Начинают писать их
с плавной линии, изображающей изгиб шеи
и груди, потом наносят линию, определяющую
форму головы и спины, затем определяют
линию крыла, нитевидные клюв и ноги.
Чаще всего туловище выполняют черным
цветом, крыло закрашивают городецкой
зеленой краской. Хвост пишут по-разному,
например, ограничивают с двух сторон
линиями, определяющими его силуэт и
закрашивают. Лучше всего это выполнить
алым цветом. В другом случае прорисовывают
каждое перышко хвоста в два цвета.
Разработку птиц начинают с головы и
заканчивают хвостом. Оживки делают
белилами, нанося тонкие мазки.

Городецкий
конь— символ богатства. В основном он
черного цвета, с маленькой головкой на
круто изогнутой шее и аккуратно
причесанной гривой. Мастера изображают
его несколькими способами. Одни свободными
маховыми мазками пишут контур всей
фигуры и только потом закрашивают его.
Другие строят фигуру коня цветовыми
пятнами, начиная с самого крупного
вертикального элемента — груди и шеи.
К ним пририсовывают очертания сбруи и
седла, задней и брюшной части туловища.
Плоскость, ограниченная линиями сбруи
и седла, в этом варианте остается светлой.
Чаще всего седло и сбрую делают алым
цветом, а детали головы, ног хвоста —
белилами.

Городецкая
птица

РАЗДЕЛ II. ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ








РАЗДЕЛ II. ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ


ГЛАВА I. ЛИСТЬЯ В ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ


Листья и кустики

В Городецкой росписи наиболее простыми мотивами являются листики самых разнооб­разных видов и форм. В сочетании с другими они образуют кустики. Этот мотив в Городецких орнаментальных и сюжетных композициях повторяется в букетах и гирляндах, цветочных фризах и вазонах с цветами.

Каждый мас­тер не только пишет по-своему те формы, кото­рые мы видим, но сочиняет и свои собственные. Художники часто выбирали характерное для Городецкой росписи сочетание коричневато-крас­ного фона со светлой зеленью листьев. На та­ком фоне отчетливо выделяются белильные оживки (разживки) и черные штрихи.

 

 

Здесь показано, как может быть использован этот не­сложный мотив: это и одиночный листок, и со­четание трех узорных листков, и кустики, состоящие из пяти, семи и более элементов. На первый взгляд кажется, что мотивы совершенно разные, однако, приглядевшись вниматель­но, можно различить два основных вида листь­ев: остроконечный и закругленный сверху каплевидный. Именно на их основе и строятся многообразные формы кустиков.

 

Каплевидные листья

Обмакнуть кисть в краску, например гуашь или темперу, разведенную до консистенции жидкой сметаны, оправить кисть о край чашеч­ки, снимая излишки краски, и придать ей остро­конечную форму. Затем, держа кисть строго вертикально между последними фалангами среднего, указательного и большого пальцев, прикоснуться ее острым кончиком к бумаге и сделать ею короткое плавное, но энергичное движение с нажимом в направлении на себя. В результате должен получиться прямой каплеоб­разный мазок-листик. Закрепляя прием, надо несколько раз повторить его, делая движение кистью на себя и от себя, чтобы свободно пи­сать листики, обращенные вверх и вниз.

Затем следует опробовать еще один прием выполнения листика. Движение кисти на себя и от себя надо постараться сделать с легким по­воротом направо и налево с тем, чтобы полу­чить изображение чуть изогнутого каплевидно­го листа. Опытный Городецкий мастер работает быст­ро и ловко, но начинающему не следует торо­питься. Городецкая роспись не терпит плохо написанного мазка. Мазок — это самостоятель­ный и очень значимый элемент росписи, он должен быть четко и тщательно отработан.



Есть и еще один прием написания подобно­го листа, который показан на таблице. Первое движение: кистью с острым кончиком выпол­нить мазок-скобочку, затем написать встреч­ную скобочку и заполнить краской просвет между ними — получится закругленный сверху лист более крупного размера. Этот прием так­же требует многократного повторения, чтобы свободно выполнять такой, казалось бы, не­сложный, но важный элемент.

 

 

Овладев приемами написания отдельных листиков, следует попробовать составить из них кустик. Сложность здесь в том, чтобы вер­но рассчитать (можно сказать, почувствовать) нужное расстояние между листиками, сделать так, чтобы каждый из них читался отдельно, а вместе они составляли единую декоративную форму.

 

Изменяя форму и размер листьев: делая их или почти равновеликими или объединяя вокруг одного более крупного листика, рисуя их более широкими или узкими, прямыми или чуть изогнутыми, можно достичь значительно­го разнообразия форм.

 

Двухцветные листья

В работах современных Городецких масте­ров постоянно появляются новые выразитель­ные детали растительного орнамента. Одними из таких сравнительно новых элементов стали двухцветные листок и кустик.

Писать их следует двумя оттенками зелено­го цвета. Сначала темно-зеленым цветом, на­пример окисью хрома, пишут половинку остро­конечного листа, затем более светлой зеленью (окись хрома с добавлением белил) выполняют вторую половинку. Можно такой кустик писать одной кистью, но гораздо удобней использо­вать попеременно две кисти, так как оттенки цвета будут чередоваться неоднократно.

Простые растительные формы Городецкие мастера умеют разнообразить путем примене­ния оживок. Свинцовыми белилами и черной краской-сажей они украшают Городецкие тра­вы и листья, придавая законченность и своеоб­разное изящество каждой форме.

Можно тонкой белильной линией обвести каждый из листков, можно проложить по цент­ру листка мелкие «жемчужинки», можно обо­значить белилами тонкие прожилки листа. На ярких фонах Городецких изделий прекрасно смотрится сочетание белых и черных оживок. В совокупности они придают разнообразие растительным формам. Но Городецкий мастер не закончит на этом работу, а с помощью графических штрихов «разузорит» живописное пятно. И в изящных зуб­чиках по краю листка, и в изображении прожи­лок соединяются два желания мастера: быть ближе к природе, но и не утратить Городецкой условности в передаче природной формы.




Остроконечные листики

Написание остроконечного листа требует уже несколько более глубокого овладения Городецкой манерой письма.

Так же, как и в случае с закругленным лист­ком, построение новой формы начинается с выполнения скобочки, представляющей собой половинку листа.

 

 

На влажную остроконечную кисть набрать зеленую краску — например окись хрома, и начать с легкого касания остри­ем кисти поверхности бумаги или дерева. Сна­чала кисть пишет тонкую линию, затем дела­ется нажим с легким вращением кисти — появ­ляется широкая часть скобочки, затем мазок снова утончается, сходя на нет. Половинка ли­стка готова. Вторая его половинка — встречная скобочка — чуть меньше первой. Ее пишут, стараясь не изменить остроконечного силуэта листа.

Остроконечные листики не менее распрост­ранены в Городецком искусстве, чем закруглен­ные. У каждого из Городецких мастеров есть свои вариации этой формы. Они отличаются друг от друга размерами и пропорциями, вида­ми разживок. Здесь можно встретить разживки не только белилами, но и желтой краской в со­четании счерными штрихами. Работая над формой остроконечного листка, мы продолжим учиться составлять Городецкий кустик, посте­пенно обретая чувство масштаба, точного соот­ношения отдельных элементов для создания красивого силуэта кустика.

Важно заранее продумать, какие декоратив­ные приемы будут использованы на стадии оживок. Так, уверенная и красивая белильная контурная обводка может поправить неудачно сделанную форму листка, придать ему боль­шую легкость. Если кустик предполагается ук­расить бахромкой тонких черных «ресничек» (есть и такой прием), то нужно постараться расположить боковые листики на достаточном расстоянии от центрального листа, с тем чтобы и кустик в целом и силуэт каждой детали четко просматривались.

 

 

ГЛАВА II. ЦВЕТЫ В ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ –

СИМВОЛ ЗДОРОВЬЯ

Невозможно представить все богатство цве­тов, придуманных Городецкими мастерами за 150 лет работы промысла. Здесь показаны лишь самые основные, распространенные и лю­бимые Городчанами. Это прежде всего розы.

В 1930-х годах, работая со знаменитыми ма­стерами Жостовских подносов, известный рус­ский художник П.П. Кончаловский утверждал, что написать розу так же трудно, как портрет человека. Но писать этот царственный цветок мастерам народного искусства не только труд­но, но и радостно, иначе не обращались бы к не­му так часто Жостовцы и расписчики деревян­ных изделий, вышивальщицы и даже кузнецы.

Городчане никогда не старались сделать свои цветы похожими на натуральные, услов­ность декоративных приемов не только не скрывается, но даже подчеркивается. Всегда создается фантастический образ цветка и де­лается это искусно, с необычайной выдумкой и вдохновением.

Среди шести видов роз, представленных на рисунке, не найдется двух одинаковых ни по форме, ни по цвету, ни по тончайшим бе­лильным деталям.

 

 

Автор росписи выступает здесь как тонкий колорист: розы не просто красные, синие или розовые — их тонкие цве­товые оттенки трудно обозначить словами. Не менее разнообразны и формы роз: варьи­руется разделка середины цветка, число и ри­сунок лепестков. Одни из них круглые, дру­гие плавно изогнутые, третьи остроконечные. У каждого Городецкого цветка свой неповторимый характер.

И роза, и купавка, и ромашка при первом взгляде на них кажутся весьма замысловатыми и трудными для исполнения. Поначалу сложно понять, как надо начинать работу над каждой цветочной формой. Но следует помнить, что да­же самые сложные формы в народной росписи складываются из ряда простых элементов.

Есть несколько основных принципов, ле­жащих в основе создания большинства Городецких цветов. Часть из них имеет основой так называемое яблочко — довольно большой по размеру кружок, выполняемый кистью среднего размера. На основе его разработки дополнительными красками и графическими разделками можно создать довольно большое число разнообразных цветов. Именно так и образуются Городецкие розы, купавки и ро­машки.

Другие цветы — назовем их полевой геранью — имеют маленькую круглую серединку-ягодку и различные по рисунку легкие лепестки, полу­прозрачность которых подчеркивается тончай­шей белильной штриховкой. Для окончательной отделки цветочных форм наряду с белила­ми нередко применяется и черный цвет, очень любимый в Городецкой росписи.

 

 

Есть еще один художественный принцип написания Городецких цветов — это так называемые цветы по текстуре. Дело в том, что традиционные Городецкие произведения пи­сались, как правило, по цветным фонам, одна­ко начиная с 1950-х годов в ассортименте про­мысла стали преобладать произведения, фо­ном для росписи которых служило натуральное неокрашенное дерево. В связи с этим мас­терам пришлось решать достаточно много но­вых художественных задач. Опытные художники Городца нашли своеобразные декора­тивные решения композиций, не только при­способив к письму по текстуре Городецкую цветовую палитру, но и создав новые своеоб­разные приемы написания цветов. Фрагменты неокрашенного дерева были включены в саму структуру цветка.

 

Городецкая роза

Роза — самый главный Городецкий цветок. Ее стремится написать и опытный и только начинающий свою работу художник. Часто именно по манере писать розу мы узнаем ру­ку И. Мазина и Ф. Красноярова, И. Лебедева и А. Коновалова. А художник В. Смирнов был так неравнодушен к этим цветам, что порой они становились у него больше всадников и их лошадей, выстилая собой небо над их голова­ми. Хороши розы Лилии Беспаловой и Фаины Касатовой, Валентины Чертковой и Праско­вьи Сориной. Мастером удивительных роз стала за годы своей творческой работы Алек­сандра Соколова.

Из многих вариантов Городецкой розы или, как ее еще называют, розы-дикуши, выбраны два основных: роза, написанная по цветному фону, и роза, которую пишут на неокрашенном дереве — по текстуре. Форма цветка и его раз­делки коренным образом зависят от фона, на котором выполняют композицию.

Вариант I. Роза с отогнутыми лепестками по фону

Вначале пишут цветной кружок-яблочко по­воротом вертикально поставленной кисти. Далее пишут лепестки: нижний — бантик и боковые — по типу уже известного нам остроко­нечного листика.

В верхней части центрального большого кружка пишут малый краплачный кружок и от него проводят краплачный серпик с неболь­шим нажимом. Этим кончается оттеневка.

Наиболее простой вариант разживки розы делают следующим образом:

— в центре краплачного кружка ставят бе­лильную точку;

— вокруг краплачного кружка проводят бе­лильный серпик с легким нажимом;

— в центре краплачного серпика пишут бе­лилами округлый лепесток, который внутри разделывают тонкими продольными белиль­ными штрихами;

— по бокам от белильного лепестка пишут по две изогнутые белильные тычинки. Если начи­нающему мастеру удобней выполнять тычинки движением на себя, то следует повернуть рису­нок и писать их, начиная с тонкой линии, кото­рая будет постепенно изгибаться и утолщаться к концу.

В нижнем ряду таблицы показаны три раз­личных варианта разживки средней части ро­зы, написанной по цветному фону:

 

 

Вариант П. Роза, написанная по текстуре

Выполняют красный кружок-яблочко. Приписывают к кружку красные лепестки-скобочки с нажимом. Каждую скобочку надо выполнять так, чтобы внутри ее был виден фон. Внутри каждой скобочки-лепестка красным цветом выполняют очень тонкую штриховку, не закрывающую фона.

Серединка розы по текстуре разрабатывает­ся так же, как серединка розы по цветному фо­ну: пишут краплачный кружок и серпик, затем узор белилами, состоящий из тычинок, мелких скобочек и «жемчужинок».

Искусно выполненная роза по текстуре не­обычайно красива и оригинальна, легка и воз­душна, однако никогда не отрывается от плос­кости украшаемого предмета.

Городецкая купавка

Трудно сказать, какой именно цветок послу­жил прообразом купавки, но за долгую исто­рию росписи она стала одним из любимых цветков Городецких мастеров. В этом нетрудно убедиться, рассматривая старинные донца, мочесники, солонки и лукошки. Начинающему мастеру следует познакомиться с несколькими вариантами исполнения купавки.

Вариант I

Поворотом вертикально поставленной кис­ти выполняют кружок яблочко. У верхнего края яблочка, в середине, пишут краплачный кружок. По сторонам от краплачного кружка, по ок­ружности яблочка и чуть выступая за его края выполняют ряд краплачных скобочек с нажи­мом, превращая яблочко в цветок. Белильная разживка производится следую­щим образом: в середине краплачного кружка ставят белильную точку, краплачный кружок обводят тонкой белильной линией, от белиль­ной обводки до краплачных скобочек проводят расходящиеся из центра к краям белильные штрихи.

 

Вариант II

Выполняют кружок-яблочко. В верхней части яблочка, у края, пишут краплачный кружок. В середине яблочка пишут краплачный сер­пик без нажима. По краю яблочка выполняют краплачные скобочки с нажимом. Белильная разживка: краплачный кружок в центре заполняют тонкой белильной спираль­кой, от центра к краям пишут тонкие белиль­ные лепестки.

 

Городецкая ромашки

Ромашка — весьма распространенный в Городецкой росписи цветок. Нетрудно понять, что речь здесь идет о неком фантастическом цветке – многолепестко­вом и подчас очень неожиданном по цвету: не­редки синие и фиолетовые, красные и оранже­вые ромашки. Приемы его написания таковы Оранжевой краской с помощью кисти сред­него размера выполняют кружок приблизи­тельно 2 см в диаметре. После полного высыхания краски делают обводку оранжевого кружка красной краской. Ширина обводки приблизительно 1 см. В центре оранжевого кружка выполняют ма­ленький (0,5 см в диаметре) краплачный кру­жок. Следующая стадия работы — белильная разживка выполняется в несколько последова­тельных этапов:

— ставят белильную точку в центре краплачного кружка, и сам он по окружность украшается белильными «жемчужинками»;

— оранжевый кружок разживляют неболь­шими белильными скобочками с нажимом: в центре красного круга получается легкий мно­голепестковый цветочек;

— на наружном красном крае цветка последовательно выполняют более крупные, чем в центре, белильные скобочки с нажимом;

— заключительный этап разживки — нанесе­ние кончиком тонкой кисточки легких белильных мазочков между скобочками наружного ряда.

В итоге получается легкий ажурный цветок, способный украсить центральную часть любой гирлянды или букета.

 

 

С помощью уже освоенных приемов можно написать и другой вариант ромашки. Вначале основным цветом (например, крас­ным) пишут кружок 1,5-2 см в диаметре. После полного высыхания красного кружка в его середине тем же приемом поворота кисти выполняют небольшой краплачный кружок, отмечающий середину ромашки.

После высыхания первого слоя краски на­чинают наносить узкие удлиненные лепестки, используя прием написания каплевидных лис­тиков, то есть, касаясь кончиком кисточки се­редины ромашки, мягким движением с нажимом на себя рисуют первый лепесток, затем на небольшом расстоянии от него второй, затем третий, четвертый — до тех пор, пока руке удобно писать лепестки в этом положении. Потом можно повернуть рисунок или изделие и продолжать писать, стараясь, чтобы лепест­ки получались выразительными по форме и одинаковой длины. Следует научиться рассчитывать расстояние между лепестками. Начинающие художники иногда пишут сначала четыре лепестка, распо­лагая их крестообразно, а затем — по несколько лепестков между ними. Таким приемом удается добиться равномерного расположения лепестков, но здесь все-таки просматривается некото­рая механистичность исполнения, что не свойственно Городецкой росписи. Скорее можно до­пустить некоторую неравномерность лепест­ков, чем «геометрическое» их расположение.

 

Написав лепестки, следует снова дать крас­ке хорошо высохнуть и только после этого при­ступать к разживке. Один из вариантов разживки — белильные «жемчужинки» вокруг краплачной серединки ромашки. Вторым вариантом разживки может быть выполнение в середине ромашки тонкой белильной спиральки. Это очень распростра­ненный прием, его надо постараться освоить. Движение кисти начинается точно в центре се­рединки ромашки. Поставив белильную точку, начинают двигать кисть плавно, без нажима, очерчивая концентрические круги. Для пра­вильного выполнения этого приема следует по­вторить его неоднократно, добиваясь уверенно­го и плавного графического росчерка.

 

Городецкие звери

В Городецкой росписи в сравнении с бесчис­ленным разнообразием птиц образов животных не очень много: это кони, кошки, собачки, реже -фантастические львы. Но каждый из этих обра­зов по-своему притягателен и имеет свою осо­бую историю. Наиболее любимым персонажем можно сказать, символом Городецкого искусст­ва еще в старину стал конь. Это были кони офицеров и казаков, кони в манеже и кони, за­пряженные в кареты и тарантасы. Традиции написания коня восходят еще к первым произ­ведениям легендарных братьев Мельниковых. Постепенно образ коня становился все более сказочным, именно таким он и дошел до наших дней. Написать настоящего Городецкого коня непросто, но еще сложнее изобразить парную упряжку или тройку. Городецкие мастера дела­ют это поистине виртуозно. Не менее традиционными персонажами Городецкой росписи являются коты и кошки. Можно вспомнить тех монументальных «котищ с усищами», которых так любил писать И.А. Мазин. Однако со временем эти образы изменились. Сейчас пишут котов более подробно, детально.

Из повседневной жизни Городца перешли в роспись и маленькие собачки с острыми ушка­ми и лихо загнутыми хвостами. Когда-то, еще в эпоху резных донец, они непременно бежали за каретами или, встав на задние лапки, лаяли на птиц в сценах охоты. И сегодня художники с удовольствием пишут их в жанровых компози­циях и сказочных сюжетах.

Если кони, коты и собачки связаны с повсед­невным бытом, то никогда не обитавшие в По­волжье львы, несомненно, заимствованы масте­рами росписи из искусства резчиков по дереву. Будучи на протяжении XIX века одним из самых распространенных персонажей домовой резьбы, львы лишь благодаря мастерам роспи­си не остались в далеком прошлом. Сегодня львы — непременные герои многих сказочных композиций, удивительные персонажи — во­площение доброты народного искусства Рос­сии, в котором даже заморский свирепый зверь не вызывает никаких других чувств, кроме удивления и симпатии.

Городецкие львы интересны еще и с точки зрения того, как мастер росписи трактует с по­мощью кисти свой первоисточник — изображе­ние льва в технике знаменитой «корабельной рези» Поволжья.

 

 

Городецкая барыня

Работа начинается с изображения кружка примерно 1,5-2 см в диаметре. Будущее лицо барыньки по традиции пишут белилами, гораз­до реже применяется тон «карнации» — теле­сный. Это связано скорее с тем, что белила лучше выделяются на ярких Городецких фонах.

Написав белильный кружок «личика» и хорошо высушив его, приступают к изображению прически, то есть пишут как бы лепестки во­круг серединки цветка, только делают это чер­ным или темно-коричневым цветом.

Дальше Городецкий мастер приписывает к головке шейку, заранее зная, какое платье и с каким декольте наденет он на свою барыньку. В нашем случае вырез у платья треугольный, по­этому шейку и вырез платья также покрывают белилами. Этим простым приемом мастер на­мечает ось фигурки, не позволяя себе сбиться в пропорциях.

Для написания плеч и рук женской фигуры требуется всего два мазка широкой кистью. Од­ним мазком обозначают левое плечо и согнутую в локте левую руку, другим — правое плечо и вытянутую, чуть отведенную от туловища пра­вую руку.

 

Завершая написание верхней части женской фигурки, мастер пишет тонкую талию, точно и к месту нанося каждый из широких плавных мазков. Завершается рисунок фигурки написанием белилами кистей рук. На этом этапе обычно оформляют личико барыньки. Для этого используется самая тонкая кисточка с черной краской. По традиции лицо пишется очень схематично: тонкие высокие брови, круглые глаза, намеченный одним или двумя штриха­ми нос, маленький рот, который приобретает доброе улыбчивое выражение, если в середине прямой горизонтальной линии ставится яркая красная точка — «губки бантиком». Иногда ще­ки чуть оживляются розовым цветом — румя­нами. У каждого художника есть свои приемы написания лиц, но в целом Городецкий стиль росписи не предполагает психологической вы­разительности, здесь гораздо важнее убедительность фигуры, ее постановка, жест, пово­рот головы, пропорции, цвет одежды. Очень важно стилевое единство: как выглядит фи­гурка в окружающей обстановке — интерьере Городецкого дома, в цветущем саду, на город­ской улице.

Неотъемлемой частью костюма Городецкой щеголихи всегда была пышная узорная юбка.

 

Особо следует сказать об оформлении ни­жнего края юбки. Городецкий мастер никогда не напишет его совершенно прямым, он сдела­ет чуть изогнутую «живую» линию, которая проводится, как правило, черным цветом, кон­трастным к цвету костюма. Если рядом стоят несколько женских фигур, то этим единым чер­ным штрихом подчеркиваются все женские юб­ки, из-под которых видны остроносые башмач­ки. Это один из характерных Городецких приемов, завершающийкостюм барыньки, его вид­но на многих Городецких донцах.

Башмачки бывают разными по рисунку, чуть заметными или видными полностью, с вы­сокими каблучками. Они, несомненно, зри­тельно стройнят фигурку. Получается эффект, похожий на то, как изменяют характер птицы ее тонкие изящные лапки.

Важной стадией работы над женской фигур­кой является оттеневка, а также белильная разживка ее платья. В Городце придумано несчет­ное количество фасонов платьев, их отделок. Кажется, по ним можно изучать женскую моду второй половины XIX века. Для украшения платьев используют различные приемы — ли­нии, тычки, штриховки, работу белильной и цветной губкой и т. п.

Городецкий кавалер

Фигуры Городецких кавалеров на старинных донцах, мочесниках, ларчиках, а позднее на створках ширм очень разнообразны. Они разли­чаются по пропорциям, одежде, позам и жестам, но в то же время сохраняют традиционные черты Городецкого стиля: в них есть и достоинство, и важность, и мягкий юмор, и лиричность. В их ос­нове реальные, но опоэтизированные местной традицией образы Городецких мастеровых, при­казчиков, а также заезжавших в Городец и Ни­жний Новгород блестящих военных, богатых купцов, молодых красавцев-рекрутов. Точность в передаче человеческих типов, их манер особенно бросается в глаза при сравнении сохранившихся фотографий жителей города рубежа XIX и XX веков с персонажами росписи. В то же время и здесь, как и при написании барынек, мастер не стремится к глубокому раскрытию характеров, к психологической выразительности образов. Исключением могут служить лишь очень ран­ние донца Мельниковых, где в многофигурных сценах «гостеваний» заметно стремление выявить с помощью выражений лиц и жестов настроение участников сценок: одни лица выра­жают почтительность, другие — недружелюбие или настороженность.

Но чаще художника интересует человек как часть многокрасочной картины окружающего мира, как участник некоего радостного или особо значительного семейного или городского действа. Если же мы разложим на отдельные этапы процесс написания фигурки кавалера, то и тут обнаружим связь этого мотива с более развитой цветочной росписью.

Так же как и при написании женской фигур­ки, работа начинается с изображения на цвет­ном фоне белильного кружка — лица кавалера. Белила берутся довольно густые, чтобы не бы­ло необходимости перекрывать цвет фона не­сколькими слоями белил.

Лицо обрамляют пышными кудрями (чаще всего черного цвета), как серединку цветка ле­пестками. При этом характер мужской и жен­ской причесок поначалу не очень различим. Впоследствии мастер украсит женскую причес­ку локонами, пучком, вплетет в волосы барынь­ки нити жемчуга, а голову кавалера украсит шляпой, картузом, треуголкой или кивером. Написав голову кавалера, мастер начинает строить верхнюю часть его фигуры с шеи и плеч: ярким цветом пишет шейный платок или высо­кий ворот косоворотки и ту часть рубашки, ко­торая видна в вырезе жилета или пиджака.

Несколькими широкими мазками кисти обозначаются плечи, более прямые и широ­кие, чем у барыньки. Длина плеча примерно равна диаметру лица, но это правило не всегда соблюдается. Мастер непременно вносит в построение каждой фигуры свои авторские кор­рективы.

Следующий этап — обозначение верхней час­ти фигуры кавалера, который может быть одет и в пиджак, и в более длинный сюртук, и в длин­ную, почти до колен, цветную рубашку навы­пуск и короткий жилет поверх нее. Жилеты бывали и черные и цветные. Как видим на таблице, верхняя часть фигуры кавалера поначалу пред­ставляет собой почти прямоугольник, по бокам которого обозначены локти согнутых рук. Вслед за написанием верхней части фигуры мастер приступает к изображению нижней. Обычно кавалер одет в брюки иного цвета, чем сюртук. Характерно сочетание черного цвета с синим или коричневым. Как правило, этот Городецкий персонаж стоит, опираясь на одну но­гу и чуть согнув другую. Одна рука уверенным жестом заложена за борт сюртука, другая опу­щена и чуть согнута в локте.

Фигурка кавалера наглядно показывает не­которые особенности восприятия Городецким мастером положения человека в пространстве. Голова и плечи пишутся фронтально, анфас, а ноги нередко повернуты в профиль — такое положение фигуры соответствует Городецкой традиции. Иногда обе ноги кавалера изобража­ются в профиль, а иногда одна — в профиль, другая — прямо, фронтально. Ответственная операция — разживка фигур­ки кавалера белилами. Она производится тон­кой кистью, очень тщательно и аккуратно и, как всегда, после полного высыхания предыду­щих слоев росписи.

Оттеневка применяется здесь довольно редко, в ней просто нет нужды. Зато разживка делается предельно кропотливо. Сначала прорисовываются все детали пиджака или сюртука — воротник, лацканы, ряды пуго­виц, петли и нижние края пиджака. Тщательно прописываются очертания рукавов со складоч­ками у локтя, отвороты рукавов. Обычно на­рядной изображается и рубашка, отделанная складочками, мелкими пуговками, вышивкой. Любят в Городце и цветные узорные жилеты. Для того чтобы фигурка не выпадала из общего декоративного строя росписи, старые Городецкие мастера создали прием разживки такой декоративно не выигрышной детали мужского костюма, как брюки. Их стали разживлять ри­сунком в полоску или клетку, что, кстати, соот­ветствовало тогдашней моде.

Лицо кавалера пишется достаточно схема­тично, теми же приемами, что и лица барынек. В зависимости от содержания сюжетной ком­позиции и характера ее персонажей художник тщательно изображает то щегольские усики, то солидные усы и бороду.

 

Городецкий всадник

Всадник, или седачок, — часто встречаю­щийся персонаж Городецкой росписи, его об­раз имеет множество вариантов. Наша задача — показать принципиально важные приемы изо­бражения этого героя Городецкой живописи. Усаживать нашего седачка мы будем на коня, уже написанного по всем правилам этого вида росписи.

 

 

Размер белильного кружка, обозначающего голову всадника, надо определить, рассчитав соотношение фигур седока и лошади. Посколь­ку это представляется не очень простой зада­чей, можно посоветовать начинающему худож­нику в отступление от Городецкой традиции сделать подготовительный рисунок: написав коня, очень легко тонким карандашом очертить фигурку седачка, а затем, придерживаясь этого наброска, начать писать его красками. Каким-нибудь ярким цветом, не совпадаю­щим с цветом седла, обозначают фигурку се­дачка в кафтане. Если седло красное, он может быть одет в синюю одежду, как это изображено в таблице.

Сначала пишут высокий воротник кафтана, затем двумя широкими мазками обозначают плечи и вытянутые вперед руки. Далее дописы­вают нижнюю часть кафтана — в результате по­лучается верхняя часть фигуры. Затем пишут полусогнутую ногу в положе­нии, характерном для верховой езды. Широ­кие цветные шаровары и остроносые сапожки с каблучками делают фигурку всадника очень нарядной.

Дальше уже от конкретного замысла компо­зиции и от желания автора зависит, каким бу­дет его всадник: волосы, шляпа, — как будет расписан кафтанчик, что он будет держать в ру­ке — поднятую шашку или букет цветов. Обве­дя все формы фигурки тонкой темной или бе­лой линией, художник придает ей декоратив­ную завершенность.

Некоторые живописные операции могут здесь меняться по очередности. Можно сначала написать лицо седачка, затем исполнить всю белильную разделку и лишь в самом конце на­писать белилами кисти рук.

Городецкий парадный выезд

Рисунок, изображающий Городецкий парад­ный выезд, соединяет в себе все приемы роспи­си, которые были рассмотрены раньше. Этот лю­бимый в Городце и очень распространенный сю­жет требует от мастера большого умения. Здесь объединились кистевая цветочная роспись (в центре композиции помещена гирлянда с кис­тью синего винограда) и работа с помощью разноцветных губок (деревья в цвету по краям композиции). Внимательный взгляд отметит и графические приемы, примененные мастером.




Читайте также:







000

000

000 900 —

000

000

0009

.

09

09

09

410

09

09

09

.

09

0

0009

000

0009 —

-.

09

0

0009

0009

000

000

0814

49

49

.

09

0

0009

0009

000

000

000

000

09

09

0814

410

49

9
0

0

47

47

0007

-.

09

0 0009
.
.

09

0

0009

0009

000

000

000

000

0009

0814

410

49

..

09

09 9009

000

000

000

09

09000

09

900

0009

49

410

014

-.

0814

0

900

000

000

000

49

410

..

09

0 0009
. .К.

-, XIX. ,,.

— XX. ,,,.

>

-.19; 1860-е. ,.

« 18., -,,.

>

Городецкий Графика | 43 Городецкий картинки

Городецкая роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная городская роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная городская роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Городецкая роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Городецкая роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

День независимости Индии.

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

народная русская роспись лошадь

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Иллюстрация Петуха

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Сказочная райская птица павлин.

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Добро пожаловать в Индию.

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Значок петуха знак

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Городецкая роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Иллюстрация Петуха

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Народная роспись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 8

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор кружка народной живописи 2

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народная роспись бесшовные 4

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 3

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор птичий фольклор Городец

Фотопоиск
РФ be honorario užmokesčio

вектор народной живописи

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 2

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 4

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

векторная народная роспись 2

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

цветочные элементы в традиционном русском стиле

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор кружка народной живописи

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народной живописи бесшовные 5

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 1

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 7

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народная роспись ромб

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

векторная народная роспись 5

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народной живописи бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народной живописи 3

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народной живописи 4

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 6

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор, народная живопись, бесшовные 2

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Петриковская 5

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор народная роспись ромб

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

вектор, народная живопись, бесшовные 3

Fotosearch Enhanced
RF be honorario užmokesčio

Sekantis puslapis

Gorodetsky Графика | Наши 43 лучших клип-арта Городецкий

Городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Роялти-фри

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Народная городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Royalty Free

Народная городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Royalty Free

Городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Роялти-фри

Городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Роялти-фри

День независимости Индии.

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

народная русская роспись лошадь

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Иллюстрация петуха

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Сказочная райская птица павлин.

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Народная живопись, бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Добро пожаловать в Индию.

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Знак с изображением петуха

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Городецкая роспись бесшовные

Фотопоиск
РФ Роялти-фри

Народная живопись, бесшовные с образцом текста

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Иллюстрация петуха

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Народная живопись, бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 8

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор кружка народной живописи 2

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор, народная живопись, бесшовные 4

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 3

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор птичий фольклор Городец

Фотопоиск
РФ Роялти-фри

вектор народной живописи

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 2

Фотопоиск
РФ Royalty Free

Петриковская 4

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор народной живописи 2

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

цветочные элементы в традиционном русском стиле

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор кружка народной живописи

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор, народная живопись, бесшовные 5

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 1

Фотопоиск
РФ Royalty Free

Петриковская 7

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор народная роспись ромб

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор народной живописи 5

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор, народная живопись бесшовные

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор народной живописи 3

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор народной живописи 4

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 6

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор, народная живопись, бесшовные 2

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Петриковская 5

Фотопоиск
РФ Royalty Free

вектор народная роспись ромб

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

вектор народной живописи бесшовные 3

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Следующая страница

Мастер-классы по живописи и рисунку во Франции • Школа живописи Монмираля

Зачем приходить в нашу школу рисования?

Наши курсы-мастерские по рисованию и рисованию предлагают студентам уникальное сочетание инновационных идей и практических предложений, недоступных в других местах.За более чем тридцать лет они доказали свою ценность для студентов всех уровней, независимо от того, является ли их работа образной или абстрактной, и какими бы ни были их личные цели или проблемы. Они, вероятно, будут иметь особую ценность для: учителей искусств, которые найдут много новой и полезной информации; продвинутые художники, переживающие творческий кризис; и начинающие, нуждающиеся в прочном фундаменте для развития своего творческого потенциала. Однако энтузиазм, выраженный в цитатах студентов внизу этой страницы и на странице комментариев , показывает, как они изменили правила игры для людей из всех групп.

« Совершенно другой и гораздо более интересный тип художественного образования, чем я встречал до ». — Иоланда Харт,

Многолетний опыт

На протяжении более 30 лет как новые, так и вернувшиеся студенты извлекают пользу из многолетнего опыта директора курса в качестве заботливого и отзывчивого учителя. Его осведомленный взгляд и внимательный слух придают им уверенности и поощряют их индивидуальность.

« Я действительно ценил то, как вы со мной смотрели на то, что я пытался нарисовать.Ты вселил в меня уверенность в том, что я смогу взяться за дела, на которые я бы не посмел опробовать . — Кэти Уокер,

Стимулирование идей и обучение

Небольшие группы и великолепная обстановка создают идеальные условия для помощи студентам в развитии их личных творческих способностей в стиле и среде по их выбору.

Волшебное место, хорошая компания, вдохновляющие идеи и обучение. Я приехал на Монмираль, чтобы растянуть глаза, и не думаю, что когда-либо смотрел так пристально .»- Unity Couzens

Уникальные специальные знания

До открытия Школы живописи Монмираля в С.В. Франс, директор курса, Фрэнсис Пратт, работал в Шотландии в Университете Стерлинга, сначала в качестве научного сотрудника Cottrell Memorial , а затем в качестве старшего научного сотрудника в отделе психологии . По-разному эти два сообщения предоставили богатые возможности для продолжения поисков Фрэнсиса на протяжении всей его жизни, чтобы узнать как можно больше о том, как художники используют свои глаза при рисовании и рисовании.Одним из результатов было то, что он смог объединить уроки традиционных художественных практик с революционными идеями науки. Это сочетание позволило ему предложить широкий спектр новых и практических подходов к предметам фундаментальной важности в живописи и рисунке. В частности, студенты, которые приходят в Школу живописи на Монмирале , получат доступ к уникальным специальным знаниям по: (а) всем аспектам цвета в живописи, включая его использование в изображении света и пространства; и (б) рисования и живописи по наблюдениям.Одна из особенностей учения Фрэнсиса состоит в том, что он использует стремление к точности не как самоцель, а как инструмент поиска новых путей. Уже более тридцати лет этот акцент показал свою силу для развития самовыражения и творчества у студентов всех уровней и с широким спектром художественных интересов.

«Этот курс, с его применением и объяснением последних исследований в области психологии цвета и линии, полностью переопределяет и устраняет аномалии того, что мы видим.Ссылка на проверенное исследование и объяснения пациентами его значения в отношении того, как мозг получает и интерпретирует информацию, обеспечивают фундаментально обоснованный подход, которого обычно не хватает в других курсах и литературе ». — Иэн МакКоуэн

Средневековый город на вершине холма Кастельно-де-Монмираль, Южная Западная Франция. Из окон основных студий Школы живописи видны только окна.

Подробнее о структуре курса

Слайд-шоу, показывающее диапазон и разнообразие студенческих работ

Вернуться к началу

Избранные комментарии студентов со ссылками на профессиональные сайты

Подростки в школе:

  • «Мне кажется, я узнал больше за две недели, чем за два года в средней школе.Ваши разговоры о цвете, глазах и других вещах заставили меня задуматься, как я могу рисовать или рисовать без этих недавно приобретенных знаний »- Джорджи Грант, Англия
  • «Два лета назад я ходил в вашу школу рисования. Мне сейчас 18 лет, и я до сих пор живо помню теплые воспоминания тех дней. Конечно, обучение искусству было непревзойденным и помогло мне развиваться бесконечно, но намного больше этот опыт для меня был чрезвычайно полезным и приятным. Я очень хочу посетить вас снова.Я так много узнал в прошлый раз, и не только об искусстве. Это был такой приятный опыт, что было бы глупо не повторить его ». — Эндрю Эдвардс, Англия
  • «Я очень рад, что у меня есть фотографии с нашей замечательной выставки! Ваша программа была самым большим, что я когда-либо узнал за две недели. Сейчас я изучаю французский язык в Новой Шотландии, и мне нужно сдать доклад, поэтому я перевожу свои заметки из ваших лекций! У меня была возможность поделиться тем, что я узнал от вас, с другими студентами, которые также любят искусство.Это был очень полезный опыт для меня и, я надеюсь, также для других «молодых людей», а также для всего класса. Ваши золотые слова запомнились мне, и, когда предоставляется возможность, я стараюсь направлять тех, кто заинтересован, на ваш сайт и его ресурсы. Я отправил художественное портфолио в колледж-студию искусств, в котором буду учиться, и они разрешили мне поступить на курс живописи, несмотря на отсутствие у меня предварительных условий ». — Деннет Браун, Аризона, США, между школой и университетом.

Взрослые начинающие:

  • « Вы знали, когда хвалить, а когда критиковать, не разрушая шаткой уверенности.- Пэт Нейсмит? Англия
  • «Вы доказали, что у меня есть способности видеть и рисовать, о которых я даже не мог вообразить. Вы приложили огромные усилия, чтобы найти, поощрить и воспитать такие таланты, которые были там »- Карл Боттигхаймер, США
  • «Я ушел с чем-то, что действительно обогащает мою жизнь, и с навыками, которые я не знал, что я мог бы продемонстрировать и доверять». Кэти Лугар, США
  • «Вы сделали все это очень трогательным и значимым.Ваше тихое присутствие позволило смотреть и учиться без давления ». — Кэрри Галл, Шотландия

Опытные любители :

  • « Совершенно другой и гораздо более интересный тип художественного образования, чем я встречал до ». — Иоланда Харт, Англия
  • «Уникальный и единственный в своем роде. Эта школа живописи Монмираля не похожа ни на что другое, и я узнал гораздо больше, чем ожидал ». — Кейт Хорсбург, Оман
  • «Впервые я знаю, что у меня есть возможность делать то, что я всегда хотел делать.Если кто-то хочет радикально переосмыслить или возродить свое мышление об искусстве, Монмирал — это то место, где это могло произойти »- Джейн Брук, Англия
  • «Я думаю, Фрэнсис — самый замечательный учитель рисования». — Пол Цукерман, Англия

Выпускники художественной школы:

  • «У меня степень бакалавра изящных искусств в американском университете, и я много читал — теорию цвета и биографии художников — за двенадцать лет после окончания университета, поэтому я сомневаюсь, смогу ли я узнать что-нибудь очень важное.Вы смогли представить множество хорошо обоснованных идей и представлений о процессе создания искусства, которые предоставили надлежащие инструменты для плодотворных исследований, в отличие от слепого нащупывания моего прежнего процесса ». — Клэй Партен, США
  • «Вы знали, как вдохновить и углубить мои творческие поиски». — Кэт М. Дэвис, США
  • «Помимо открытия новой захватывающей информации о рисовании, цвете, свете и пространстве, я потерял по крайней мере некоторые блоки между собой и своим творчеством и теперь чувствую, что достиг ясной и захватывающей новой отправной точки» — Фрэнсис Малларки

Учителя искусств :

  • «Я заметил значительный прогресс как в моем рисовании, так и в моем понимании цвета.Ваше обучение было превосходным ». — Марк Олдридж, Англия
  • «Монмирал — это идиллическое место … Я обнаружил, что свобода, которую дала мне ваша теория цвета, дает мне гораздо больше уверенности в моей живописи». — Сара Томас, Англия
  • «Да наша помощь в использовании цвета и процессе рисования была полезна как в моей личной работе, так и в моем обучении». — Шэрон Троттер, Энглан
  • «Я замечательно провел время и надеюсь увидеть вас в следующем году, когда сразу начну с рисования» — Кэрол Логан, Англия

Профессиональные художники :

  • Ваше учение ясно показывает, что можно соединить страсть и интеллект, искусство и науку.” — Кен Маруновски, США
  • «Вчера я вытащил свой старый файл, который содержал несколько старых глав вашей книги. Я перечитал их все и подумал о том, как многому я научился у вас и что для меня было привилегией и честью получить такую ​​глубину знаний на столь раннем этапе моей карьеры ». — Кэти Лэйзелл, Южная Африка
  • «Сочетая свои обширные знания в области истории искусств и естествознания с практическими инструкциями по смешиванию цветов и рисованию, Фрэнсису удается помочь студентам всех уровней реализовать свой потенциал, и, в отличие от многих курсов, он фокусируется на собственной оригинальности студентов, а не на навязывании одного или другой «стиль» живописи.Он преподает в лучшем виде и, по моему опыту, совершенно уникален ». — Линда Джеймисон, Англия
  • «Ваше сообщение открывает мысли. Вы вдохновляете философию и продвигаете поиск с помощью AWE. Два моих визита изменили жизнь / сознание, и я глубоко ценю этот опыт. У меня уже есть степень бакалавра искусств в области рисования и гравюры, и я профессионально работал в индустрии художественной анимации в Калифорнии, США, но этот опыт позволил мне изучить новые ценные техники ». Джудит Толли, США
  • «Не бывает дня, чтобы то, что ты сказал, не приходило мне в голову.Мне потребовалось много времени, чтобы понять и интегрировать изменение в моем мышлении, вдохновленное вашим учением … После первого визита я целый год рисовал и рисовал и пытался практиковать все, чему вы нас учили, как мантру. Ты заставил меня задуматься о том, что я делаю. Я перестал преподавать и рисовать каждый день … Принуждение меня сосредоточиться на моем рисовании таким дисциплинированным способом способствовало развитию уверенности в себе и большей уверенности в своих способностях и, возможно, сделало меня немного менее защищенным! Я ушел с Монмираля, впервые почувствовав какое-то самоутверждение.Вы были катализатором этого изменения ». — Рут Гелдард, Англия
  • «После многих лет забвения Френсис возродил мою страсть к живописи и научил меня делать это правильно. Он замечательный учитель, и я в долгу перед ним ». — Пенелопа Мэдден, Англия
  • «Когда я впервые пошел в вашу школу в 1989 году, я был профессиональным маринистом. Я обнаружил, что ты самый знающий учитель рисования, которого я встречал. Тридцать лет спустя я использую техники, которым вы научились, каждый раз, когда рисую или рисую.»- Гордон Фрикерс, Англия
  • «30 лет высококачественного преподавания, основанного на редком и глубоком понимании искусства И науки. Плюс прекрасное место для посещения ». — Марк Гиббс, Англия

Расширенные версии этих комментариев и многих других комментариев на «Странице комментариев»

Городецкий Группа

14 апреля 2018 г. — Поздравляем Рилана, Дэвида, Вивека, Приям и Тэма с их статьей, опубликованной в Advanced Materials!

30 марта 2018 г. — Поздравляем Чэнги и Джорджа с публикацией их статьи в журналах Nature, Nature Reviews и других СМИ.

29 марта 2018 г. — Поздравляем Чэнги и Джорджа с их статьей, опубликованной в журнале Science Magazine!

9 марта 2018 г. — Поздравляем Райлана с его вкладом в тематический обзор по физической биологии!

24 января 2018 г. — Поздравляем Джоша, Рейну, Остина, Эндрю, Роберта, Армандо, Маркуса, Алекса и Мехрана с их статьей, опубликованной в Organic Letters!

8 января 2018 — Группа «Городецкий» приветствует Приту Пратакшью в качестве аспиранта!

15 декабря 2017 г.Стивен Джим, который будет работать инженером-технологом в Intel!

1 ноября 2017 г. — Группа Городецкого приветствует Лору Э. Багге в качестве научного сотрудника!

4 октября 2017 г. — Группа Городецкого приветствует Эрика Ценга в качестве студента-исследователя!

29 сентября 2017 — Группа компаний «Городецкий» получила грант Агентства перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США!

27 сентября 2017 г. — Поздравляем Райлана с его презентацией на SPIE Optics + Photonics 2017, представленной в отделе новостей SPIE!

1 августа 2017 г. — Поздравляем Дэвида, Эрику, Лонга, Рилана, Махана, Джастина и Мерседиз с их статьей, опубликованной в Advanced Optical Materials!

26 июня 2017 г. — Группа «Городецкий» приветствует Александру Вятских в качестве аспиранта!

19 июня 2017 г. — Группа компаний «Городецкий» приветствует Кашу Музилу в качестве инженера-исследователя и руководителя лаборатории!

9 июня 2017 г. — Группа Городецкого приветствует Хуану А.Черна как аспирант!

10 апреля 2017 г. — Группа «Городецкий» приветствует Чжицзин Фэна в качестве постдокторанта!

27 марта 2017 г. — Группа «Городецкий» приветствует Атроули Чаттерджи в качестве аспиранта!

22 февраля 2017 — Группа Городецкого приветствует Мелвина Колорадо Эскобара в качестве аспиранта!

26 ноября 2016 — Группа «Городецкий» приветствует Бренну Нортон-Бейкер в качестве аспиранта!

21 ноября 2016 г. — Поздравляем Лонга с защитой диссертации!

18 ноября 2016 г. — Поздравляем Амира с защитой диссертации!

18 октября 2016 г. — Поздравляем Алона Городецкого с получением Премии «Молодой факультет» Агентства перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США!

7 октября 2016 г. — Поздравляем Остина, Амира, Энди и Роберта с их статьей, опубликованной в Angewandte Chemie!

5 октября 2016 г. — Поздравляем Дэвида с защитой диссертации!

1 октября 2016 г. — Группа «Городецкий» приветствует Вивека Тяги в качестве аспиранта!

23 сентября 2016 г. — Поздравляем Джорджа с получением награды «Выбор аудитории» на симпозиуме по постдокторским исследованиям!

21 сентября 2016 г. — Поздравляем Лонга, Рилана, Эрику и Кайл с их статьей, опубликованной в журнале Chemistry of Materials!

1 августа 2016 г. — Группа «Городецкий» получила грант Управления военно-морских исследований!

29 июля 2016 г. — Поздравляем Дэвида с получением стипендии JSPS для зарубежных исследователей от Японского общества содействия науке!

25 июля 2016 г. — Поздравляем Кайла, Лонга, Эрики и Райлана с их статьей, опубликованной в Advanced Materials!

11 июля, 2016 — Группа Городецкого приветствует Джессику Лил-Крус в качестве студента-исследователя!

21 июня 2016 г. — Поздравляем Райлана с получением награды за выдающиеся научные презентации на встрече ACS Spring 2016!

15 июня 2016 г. — Поздравляем Дэвида, Лонга, Егора и Эрику с их статьей, опубликованной в RSC Advances!

13 июня, 2016 — Группа Городецкого приветствует Джастина Лонга в качестве научного сотрудника бакалавриата и Кевина Тарратта в качестве студента по очереди!

25 мая 2016 г. — Группа компаний «Городецкий» получила грант Агентства перспективных оборонных исследований!

23 мая 2016 г. — Поздравляем Дэвида, Лонга и Егора с публикацией статьи в журнале «Химия материалов»!

18 мая 2016 г. — Поздравления доктору.Янг Пак, который начнет работать в Ульсанском национальном институте науки и технологий (UNIST)!

5 мая 2016 г. — Алон Городецкий встречается с президентом Обамой на церемонии награждения PECASE!

2 мая, 2016 — Группа Городецкого приветствует Кевина Тарратта в качестве ученика по очереди!

19 апреля 2016 г. — Алон выбран в качестве нового исследователя Журнала химии материалов C!

15 апреля 2016 г. — Группа «Городецкий» приветствует Маркуса Ферстмана и Армандо Линареса в качестве младших научных сотрудников!

8 апреля 2016 г. — Поздравляем Мехрана, Джоша, Остина и Амира с их статьей, опубликованной в Journal of Materials Chemistry C!

2 марта 2016 г. — Группа компаний «Городецкий» получила грант DURIP от Министерства обороны!

18 февраля 2016 г. — Поздравляем Алона Городецкого с получением Президентской премии Министерства обороны США за раннюю карьеру для ученых и инженеров (PECASE)!

4 февраля, 2016 — Группа Городецкого приветствует Алекса Аллевато в качестве научного сотрудника бакалавриата!

2 февраля 2016 г. — Поздравляем Янга, Джоша, Джухвана и Роберта с их статьей, опубликованной в Angewandte Chemie!

24 декабря 2015 г. — Поздравляем Амира, Джоша, Мехрана, Янга и Роберта с их статьей, опубликованной в Organic Letters!

Поздравляем Лонга и Рилана с их статьей, опубликованной в сотрудничестве с группами Томболы и Фланагана в ACS Applied Materials & Interfaces!

21 сентября 2015 г. — Группа Городецкого приветствует Приям Пателя и Рейну Куракаке в качестве аспирантов!

1 сентября 2015 г. — Группа «Городецкий» получила грант Управления военно-морских исследований!

28 августа 2015 Группа «Городецкий» приветствует Чэнъи Сю в качестве аспиранта!

21 августа 2015 г. Поздравляем Амира и Иону с их недавней статьей, опубликованной в журнале Physical Chemistry B, в сотрудничестве с Nguyen Group!

6 июля 2015 г. Группа «Городецкий» приветствует Синтию Чио в порядке вахты!

23 июня 2015 г. Алон и Ирина опубликовали статью в журнале Nature Chemistry News and Views!

15 июня 2015 г. Группа «Городецкий» приветствует Кейли Дао, Кашу Музилу и Алекса Шмидта в качестве ассистентов-исследователей и Энди Бартлетта в качестве аспирантов!

1 июня 2015 — Группа компаний «Городецкий» продолжает расти! Мы приветствуем Dr.Джордж Стюбиану и доктор Маурицио Фолладор в качестве ученых-постдокторантов.

6 мая 2015 г. — Группа Городецкого приветствует доктора Джухвана Кима и доктора Стивена Джима в качестве ученых-постдокторантов!

1 апреля 2015 г. — Поздравляем Рилана с присуждением ему стипендии для аспирантов Национального научного фонда!

30 марта 2015 г. — Поздравляем Джоша, Янга, Амира и Мехрана с их последней статьей, опубликованной в Angewandte Chemie!

16 марта 2015 — Группа получает финансирование от DARPA!

7 марта 2015 г. — Поздравляем Лонга с получением награды за лучшую устную презентацию на Международной зимней школе по биоэлектронике BioEl2015!

19 февраля 2015 г. Поздравляем Лонга, Дэвида, Эмиля и Майкла с их последней статьей, опубликованной в Journal of Materials Chemistry C!

31 января 2015 г. Группа Городецкого приветствует Рилана Каутца, Кайла Нотона и Остина Уордрипа в качестве аспирантов!

16 января 2015 г. Поздравляем Джоша, Мехрана, Амира и Янга с их недавней статьей, опубликованной в журнале Macromolecules!

16 декабря 2014 г. Поздравляем лабораторию с получением награды ARPA-E! Ознакомьтесь с пресс-релизом по адресу: http: // arpa-e.energy.gov/?q=news-item/department-energy-announces-22-new-projects-enable-emissions-reductions-and-improve-energy.

14 декабря 2014 Группа «Городецкий» приветствует Никку Мофид в качестве ассистента-исследователя!

18 ноября 2014 г. Поздравляем Дэвида с его недавней статьей, опубликованной в APL Materials!

29 сентября 2014 г. — Группа «Городецкий» приветствует Райлана Каутца в качестве вахтового студента!

23 сентября 2014 г. — Алон получил грант Управления научных исследований ВВС!

1 сентября 2014 г. — Группа «Городецкий» приветствует Егора Ван Дайка и Эрику Леунг в качестве аспирантов!

19 августа 2014 г. — Поздравляем Дэвида с его недавней статьей, опубликованной в журнале Analytical Chemistry!

12 августа 2014 г. — Поздравляем Амира с его недавней статьей в сотрудничестве с Slinker Group, опубликованной в Journal of Physical Chemistry C!

4 августа 2014 г. — Группа «Городецкий» приветствует Тама Нгуена в качестве специалиста-исследователя!

7 июля 2014 г. — Группа Городецкого приветствует Маргарет Лугин и Коди Камоку в качестве студентов по ротации, а Шона Винчестера — в качестве научного сотрудника летнего студенческого курса!

30 июня 2014 г. — Группа Городецкого приветствует Катарину Ван Вонтергхем и Майкла Нгуена в качестве ассистентов-исследователей бакалавриата!

23 июня 2014 г. — Поздравляем Махана Наим, Аманду Смит, Май Коситчаймонгкол, Мерседиз Акино и Джастина Керра с получением грантов SURP от Программы возможностей исследований для студентов UCI!

1 июня 2014 г. Поздравляем Дэйва с его статьей по естественной химии.Отличная работа!!

28 апреля 2014 г. — Мехран Умерани получил стипендию Mazda! Поздравляем и продолжайте в том же духе!

20 февраля 2014 г. — Группа «Городецкий» приветствует Мерседиз Жасмин Акино, Джастина Керра, Лалифат Коситчаймонгкол, Махана Наим и Аманду Смит в качестве младших научных сотрудников.

10 февраля 2014 — Наша работа над биомиметическим инфракрасным камуфляжем была в февральском номере журнала Popular Mechanics!

24 января 2014 г. — Алон получил награду Управления научных исследований ВВС по программе молодых исследователей! Посмотрите историю на http: // www.wpafb.af.mil/news/story.asp?id=123377864.

20 января 2014 г. — Поздравляем Дилана Лейдлоу, Джонатана Варела, Эмиля Каршалева, Майкла Шенка, Роберта Лопеса, Мишель Лу, Эриберто Варгаса, Николаса Сарифа и Там Нгуена. ВСЕ они получили награды UROP от программы UCI Undergraduate Research Opportunity Program.


6 января 2014 — Группа «Городецкий» приветствует Клиаха Наталью Сото Лейтан.
в качестве ученика вахты!

1 января 2014 г. — Группа Городецких приветствует Уорда Уолкапа в качестве научного сотрудника!

Живопись и живопись — Интернет-музей Gallerix

Интернет-картинная галерея.
Огромная коллекция репродукций изобразительного искусства

Все наши впечатления, фантазии, архитектурные формы, предметы и пейзажи чудесным образом находят свое отражение в творчестве великих мастеров и известных художников. Можно без преувеличения сказать, что любая картинная галерея насыщает зрителя таинственным колоритом высокого искусства и неповторимыми оттенками внутреннего мира создателя картины.

Декоративные, монументальные, иконописные, циклорамы, миниатюры, диорамы — все это разнообразие придает каждому свой кусочек мира, характер и настроение.Несмотря на это, шаги по созданию очередной репродукции картин известных художников остаются загадочными и имеют специфическую загадочную дымку. Возможно, именно это дает возможность зрителю каждый раз с энтузиазмом наслаждаться богатой палитрой, необычными формами и возвышенной глубиной сюжета произведения.

Будучи истинным поклонником художника, как в первый раз, приятно наблюдать, как на поверхности холста проявляются новые образы и неумолимый поток краски.Художник же вдыхает жизнь в эти краски, и они игриво падают на холст нового творения, иногда широко и свободно распространяясь, а иногда плещутся и мягко ложатся слоями. Каждый мазок на репродукциях известных картин создает новый элемент. Это может воплотиться в вызывающем и неутомимом характере «Шторма у берегов Ниццы» Ивана Айвазовского или в мягких и теплых тонах «Швейцарского пейзажа с лошадьми» Алексея Саврасова.

Что интересно, любое воспроизведение того же мастера открывает новые грани его таланта.Единственный решающий момент — это то, где художник черпает вдохновение в создании уникальных вариаций древних, средневековых или абстрактных линий. Художники в своем творчестве умело сочетают последнюю страницу загадочного прошлого и необъявленное настоящее. Возможно, поэтому художественная галерея дает вдохновение романтическому импульсу, обращенному к образам прошлого фигуративного или традиционного искусства.

Здесь мы видим вечный творческий поиск талантливых авторов как в прошлом, так и в настоящем.Если вам не терпится ощутить их дух и настроение, вернитесь сегодня в Третьяковскую галерею, Эрмитаж или Русский музей, единственное, что вам нужно — это скачать картины известных художников и насладиться их реалистичностью, цветным высоким искусством. И эти картины, как и много лет назад, не перестают удивлять ценителей живописи. Многие художники в своих работах обращаются к истории, к образам прошлого века. Это делает репродукции не только ценными с художественной точки зрения, но и интересными интеллектуально. Поклонники старых и современных живописных форм ценят также «дыхание жизни».«Каждый штрих, блики и оттенки передают богатую реальность объекта в целом. По этой причине Леонардо да Винчи однажды сказал о картине как о видимой поэзии. Просто присмотритесь к богатой палитре знаменитого« Букета роз »Ренуара. In A Green Vase ». С первого момента кажется, что мы чувствуем манящий сладкий аромат, чувствуем нежность каждого лепестка и свежесть капель росы. А искусство Андерса Цорна — это гимн женской красоте, чувственности и элегантность.Художник мастерски передал современную эстетику ню, наполненную высоким академическим стилем и динамикой футуризма.Несомненно, репродукции картин известных художников дают свежий взгляд на знакомые вещи, изображенные на холсте. Они не только радуют невероятным богатством красок и оттенков, но и передают людям красоту окружающего мира, пробуждают в них лучшие чувства.

Добавить комментарий